Биткоин в законе: обретут ли криптовалюты правовой статус 2020 году

Почти десятилетие спорят о том, как поместить биткоин и вообще криптовалюты в правовое поле.  Сложность даже в самом определении. Это деньги, товар,  имущество, информация, актив или что-то совсем новое? Стоит ли ограничить торговлю криптовалютами или запретить любые операции с криптоактивами?

Кажется, фактически криптоактивы  уже давно легализованы и как-то сами регулируются. Торговля биткоин-деривативами разрешена на традиционных биржах, законодатели принимают соответствующие поправки, а государства готовятся запускать национальные криптовалюты. Но легко заметить, что единого взгляда на регулирование оборота криптовалют нет. Например, только в феврале судебные органы Германии, Франции и Австрии вынесли решения с разными определениями биткоина. В них первая криптовалюта именуется «финансовове средство», «валюта» и «ценная бумага».  Статус криптовалюты определяет систему налогообложения, нормативно-правовую базу и принцип отчетности. К примеру, товарные рынки подвергаются щадящему надзору регуляторов. Оборот ценных бумаг, наоборот,  подчиняется очень жестким требованиям к    прозрачности цен, торговой отчетности и злоупотреблений рынком. Bit44 разбирает основные правовые секторы, под которые могут попасть криптовалюты, и объясняет, как это отразится на владельцах цифровых активов.

Что такое криптовалюта? Мнения регуляторов расходятся

Приведем самые распространенные определения природы биткоина и остальных криптоактивов.

Валюта

Несомненно,  Сатоши Накамото, когда создавал биткоин, придумывал валюту.  С этим согласны и многие его последователи.

Почему да. Во-первых, биткоином и остальными криптовалютами можно оплачивать товары и услуги. Например, их принимают онлайн крупные ритейлеры типа Overstock и Amazon и Microsoft Store. Во-вторых, биткоин имеет некоторые функции традиционных валют. А именно, это расчетная единица, средство обмена и сбережения. Криптовалюты взаимозаменяемы, передаваемы, дробимы, дефицитны.

Почему нет. Есть много критерием, которые отличают криптовалюты от классических валют.  Во-первых, их не обеспечивает Центробанки, то есть за их курс никто не отвечает.   Во-вторых, у них высокая волатильность. А такой подвижный курс делает невозможным оценивать товары и услуги в биткоине. В-третьих, это медленные и неудобные транзакции. Ну и наконец, биткоин энергозатратен, неконтролируем, а его выпуск ограничен. Тот же «золотой стандарт» не применяется в новых экономических условиях. Поэтому биткоин так и не смог стать популярным расчетным средством. Его до сих пор покупает в ожидании внезапного получения прибыли из-за неожиданного скачка курса.

Товар

Пожалуй, это второй по популярности вариант определения криптовалют. Воспринимать их как товарную единицу типа драгоценного метала, который можно оборачивать на финансовых рынках и биржах.

Почему да.  Криптовалюты обладают рыночной стоимостью, взаимозаменяемостью, их применяют на финансовых торговых площадках. То есть они вполне подходят под определение цифровых товаров.  Джефф Карри, который возглавляет исследовательский отдел сырьевых товаров  Goldman Sachs, как раз  называет биткоин товаром, потом что «нет обязательств». Поэтому первую криптовалюту легко сравнить с золотом или нефтью, которые можно продавать и покупать на рынке или через производные финансовые инструменты типа фьючерсов.   Еще пять лет назад американская Комиссия по торговле товарными фьючерсами  сказала, что криптовалюты есть «базовые товары, применяемые в торговле, которые взаимозаменяются  с другими товарами такого же типа». Это свойство биткоина подтвердилось во фьючерсах на биткоины.

Почему нет. Отличие от товаров в том, что у криптовалют нет потребительской стоимости или физического подкрепления.  К примеру, сталь можно применять на производстве. А у биткоина есть только стоимость. Приверженцы этого мнения уверены, что самостоятельно биткоин не нужен никому. А большинство  приобретают его в ожидании повышения стоимости или чтобы пользоваться услугами utility-tokens.

Ценная бумага, финансовый инструмент, актив

Часто цифровые валюты определяют в качестве финансового инструмента. Наиболее общее определение этого понятия — документ о праве на материальные или нематериальные активы. Финансовые инструменты можно продать. Сюда входят ценные бумаги, опционы, фьючерсы, индексы Dow Jones и  ММВБ.

Почему да.  Как и ценные бумаги, криптовалюты являются  обладают денежной ценностью и являются взаимозаменяемыми оборотными финансовыми инструментами. Security-tokens  и токены компаний, появившиеся в результате ICO, обладают свойствами ценных бумаг. Во-первых, их выпустила одна компания. Во-вторых. они работают как акции. С этим согласны многие регуляторы.  По этой причине устроители ICO должны соблюдать требования в части раскрытия данных, под которые попадают ценные бумаги.

Почему нет. К примеру, актив должен подкрепляться имущество, которое производит доход. А у многих цифровых нет свойства генерировать стабильный денежный поток. Поэтому у децентрализованных цифровых валют невозможно гарантировать прибыльность в будущем. К примеру, трейдеры тоже не вкладываются в биткоин, а только торгуют им на бирже.

У децентрализованных цифровых валют нет одного эмитента, который должен подчиняться требованиям. Пожалуй, криптовалюты подкреплены только репутацией и доверием среди участников криптосообщества. Поэтому пиринговые монеты типа ВТС и ЕТН нельзя назвать ценными бумагами или другими финансовыми активами. С этим согласна и SEC, американская Комиссия по ценным бумагам и биржам.Регулятор любит искать свойства ценных бумаг в криптовалютах. Несомненно, мы вспоминаем ситуацию с Libra и Gram. В прошлом октябре SEC  публично ,  объявила, что  биткоин не относится к ценным бумагам.  Основанием стало проведение теста Хауи, по результатам которого биткоин не соответствует признакам ценной бумаги. Также биткоин исследовали по свежему руководству для анализа цифровых активов 2019 года. Главное отличие  биткоина от ценных бумаг : чтобы иметь доход владельцы биткоина «не полагаются на управленческие навыки и предпринимательские усилия третьих лиц».

Имущество и цифровые права

Мы определились, что цифровые валюты  невозможно определить как какой-то конкретный класс активов. При этом очевидно существование криптовалюты как предмета, обладающего стоимостью. Следовательно, их можно рассматривать как имущество или собственность.

Почему да. Уже в 2014 году Налоговая служба США (IRS) стала трактовать криптовалюту  как собственность. Примечательно высказался и российский арбитраж в майском постановлении 2018 года.  Согласно резолятивной части, биткоин не относится к электронным деньгам, потому что владелец не может обратиться к его эмитенту.Но биткоин и вообще криптовалюта, тем не менее, является объектом гражданского права, потому что «способна к обособлению и имеет имущественную ценность, признаваемую оборотом». Вдобавок, она «может быть предметом обязательств, … объектом защиты со стороны норм деликтного права. В связи с этим криптовалюта может быть отнесена к “иному имуществу”».

Почему нет. В некоторых правовых государственных системах, в частности, великобританской, законодательно запрещено владеть нематериальными активами.

Легализация операций с биткоинами. Зеленый — полностью разрешены, светло-зеленый — статус не определен, оранжевый — ограниченно разрешен, красный — запрещен, серый — статус неизвестен. Полный запрет: Афганистан, Алжир, Бангладеш, Боливия, Пакистан, Катар, Республика Македония, Саудовская Аравия, Вануату и Вьетнам. Источник.

США и Канада

США. Нельзя сказать что в этом регионе есть единая система регулирования крипто-индустрии. В каждом американском штате свои правовые нормы для криптовалют. Определение правового статуса разнятся и среди чиновников пяти федеральных ведомств , которые хотят контролировать криптосферу.  Во-первых. Департамент по борьбе с финпреступлениями, FinCEN, не признает прав биткоина и криптовалюты на оплату товаров и услуг. Однако определяет биржи как операторы финансовых услуг, а токены как «инок имуществе», которое может использоваться в качестве валюты. Поэтому  криптобиржи попадают под требования FATF и законодательство в сфере банковской тайны.  В противовес Федеральная налоговая служба США IRS считает криптовалюты собственность и даже  опубликовало руководство по налогообложению.

SEC и CFTC тоже стремятся регулировать криптоиндустрию. Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) определяет криптовалюты ценными бумагами. А Комиссия по торговле фьючерсами на сырьевые товары (CFTC) рассматривает биткоин как товар и поддерживает рынок криптовалютных деривативов.

Канада. Канадское Налоговое агентство CRA считает, что биткоин является сырьевым товаром. Криптовалютные торги в этом случае определяются бартерными сделками, а прибыль рассматривается как доход от бизнеса. Поэтому налог подоходный. Как ценные бумаги криптовалюты определяют местный регулятор ценных бумаг (CSA) и Центробанк. При этом теперь деятельность  криптобирж попадает под требования  организаций, которые оказывают  финансовые услуги.  Поэтому с 1 июня 2020 года биржи должны зарегистрироваться в Центре анализа финансовых преступлений (FinTRAC). Кроме того, соблюдать правила FATF.

Евросоюз

Криптовалюты легализованы во всех странах ЕС.  Но, тем не менее, налоговое законодательство в страха имеет большие различия. Если говорить о налогообложении криптофинансов, то с 2015 года большинство европейских правительств придерживается решения Суда Евросоюза . Исходя из этого документа, владелец криптоактивов обязан платить налог от прироста капитала, а сам обмен криптовалютами не должен обременяться НДС.

Напомним, что 21 июня 2019 года FATF выпустил рекомендации по регулированию крипторынка. С тех пор государства начали ориентироваться на них. В-первых, в этом документе сказано, что до июня 2020 года все криптоплатформы должны подчиняться жесткому принципу KYC/AML. Во-вторых, все площадки обязаны предоставлять друг другу сведения об операциях с криптовалютами и пользователях, которые их совершили.

К тому же, с нынешнего январе все криптобиржи должны регистрироваться в финансовых регуляторах и предоставлять им адреса криптокошельков пользователей. Это требование AMLD5, Пятой директивы Евросоюза о борьбе с отмыванием денег.  Очевидно, что регулирование криптоиндустрии в ЕС становится только строже.

Мальта

Республика позиционирует себя как мировового лидера крипторегулирования. Подход правительство Мальты, действительно, можно назвать  прогрессивным.  Здесь законодательство не легализует криптовалюты как платежное средство. Однако они все-таки имеют правовой статус —«средство обмена, единица счета или хранилище стоимости». Это созвучно с трактовкой валюты, но обменные операции между криптоденьгами и фиатными не обременяются НДС, что фактически отрицает признание криптоденег валютой. Финансовый регулятор Мальты, Управление финансовых услуг Мальты (MFSA), называет криптовалюты «виртуальными активами». Такое определение появилось в стратегическом плане ведомства на 2019-2021 годы.

Франция

Одно из немногочисленных государств ЕС, где все еще нет ни одного норматива в сфере регулирования криптовалют.  А в 2020 году  биткоин будут принимать в качестве платежного средства 25 000 торговых организаций. То есть он не запрещен во Франции, но и правого  статуса не имеет. Получается, государство не взяло ответственность за криптовалюты законодательно, а передала регулирование и риски, связанные с криптосферой, гражданам и бизнесу.  Хотя местные регуляторы часто говорили о том, что биткоин не относится к валюте. Одновременно Франция соблюдает рекомендации  Европейского суда 2015 года, и не обременяет НДС обменные операции типа BTC-фиатные деньги.

Поэтому определение биткоина валютой  Арбитражным суд Нантера вызвал огромный ажиотаж в СМИ. 26 февраля судебная инстанция сказала, что все монеты типа BTC выпускаются одинаково, но каждую можно индентифицировать, то есть это взаимозаменяемый нематериальный актив.  Это дает право считать биткоин одним из типов валюты. Во Франции не введена практика судебного прецедента, но на этот случай могут ориентироваться другие суды при принятии решений.

Спор

Разбирательство велось между криптобиржей Paymium и инвестиционной фирмой BitSpread, профиль которой — альтернативные активы. В 2014 году BitSpread взял у Paymium займ в 1000 BTC. Это примерно $400 000 по среднему курсу 2014 года и $9.1 млн на сегодня . После августовского хардфорка Bitcoin Cash (BCH) 2017 года все держатели  биткоинов получили соответствующее число форков . То есть BitSpread приобрел 1000 ВСН, это примерно $350 000 на тот момент. Paymium посчитала, что полученные BitSpread активы являются собственностью биржи и обратилась в суд.

Чтобы принять решение,  суд был обязан определиться с правовым статусом биткоина. И он счел, что аналогично фиатным деньгам биткоин является взаимозаменямым активом. Поэтому в данном случае биткоин-займ подчиняется традиционным правилам займов и кредитования. Согласно им заемщики, сохраняют доход, полученный на кредитные деньги, но обязаны полностью погасить сумму кредита и комиссию за услугу. В результате суд постановил, что BitSpread имеет право оставить себе полученные 1000 BCH и не удовлетворил исковые требования Paymium.

Германия

Федеральное управление финансового надзора Германии (BaFin) относит криптоденьги к категории финансовых инструментов. По этой причине все криптобиржи и эмитенты обязан иметь разрешение на осуществление деятельности от BaFin. Однако токены ICO и подобные активы иногда попадают под категорию ценных бумаг и соответствующие требования.  Федеральная немецкая налоговая полагает, что в криптоденег надо взимать НДС и налог на прирост капитала. Но и тут есть исключения.  НДС снимают с криптовалюты, если их применяют при оплате товаров и услуг. Налог на прирост капитала снимается, если не прошло года с момента приобретения криптовалюты, или когда сумма реализованных средств меньше 600 евро.

Вдобавок, 2 марта BaFin выпустило официальное заявление, где подтвердила статус криптовалют — «финансовые инструменты». Ведомство подчеркивает, что их решение соответствует позиции остальных регуляторов и согласовывается с требованиями FATF.  Криптовалюты, по решению ведомства, совпадают с финансовыми инструментами по пяти критериям:

 Не выпускаются и не обеспечены  Центробанком или госорганом;

 Не обладают правовым статусом валюты и денежных средств;

 Применяются физическими или юридическими лицами как обменное или платежное средство;

 Выступают в качестве инвестиционных активов;

 Передаются, хранятся, реализуются в электронном виде.

Очевидно, что такое обширное определение неслучайно. Сюда включены все криптосредства, которые  могу появиться на финансовом рынке. То есть и цифровые монеты, которые не являются единицами учета. Ведомство также разделяет крипто-активы и другие виды виртуальных денег.  Последние имеют свой правой статус и подчиняются другим законодательным нормам.  Так же стоит напомнить, что в прошлом ноябре немецкое правительство  законодательно разрешило банкам продавать и покупать криптоденьги от лица клиентов. Поправку уже применяют 40 финансовых организаций.

Великобритания

Государство не издавало законов для криптосферы, но и не запрещало обращение криптовалют. Все торговые криптоплощадки обязаны регистрироваться в Управлении по финансовому регулированию и надзору FCA.  Также следовать рекомендациям  FATF и Пятой директиве ЕС о болрьбе в отмыванием денег. Федеральная британская налоговая HMRC характеризует криптовалюты как новый вид активов. По мнению ведомства, криптоденьги нельзя отнести ни к традиционным инвестициям, ни к классическим платежным средствам. При этом с криптодоходов взимается налог на прирост капитала.

Швейцария

Швейцарское правительство не так давно заявило, что страна станет «криптонацией». Действительно, это одно из самых передовых государств в криптомире. Так, и криптовалюты, и криптобиржи полностью легализованы, налажено регулирование крипторынка.

Федеральная швейцарская налоговая SFTA определяется криптовалюты в качестве активов.  Поэтому с них взимается налог на богатство, а также криптовалюты должны указывать в  ежегодных декларациях о доходах.  Перед началом работы все криптобиржи обязаны пройти процедуру лицензирования у  FINMA, федерального финансового надзора Швейцарии. На ICO распространяются такие же требования.

Эстония

Эстония — признанный мировой криптолидер. Местное правительство относят криптоденьги к цифровым активам, которые применять как платежный инструмент, но это не легальное платежное средство. Криптобиржи на территории Эстонии должны  получить лицензии двух организаций: оператора обмена виртуальных валют и оператора кошельков виртуальных валют. Вдобавок, в нынешнем январе 2020 года эстонское правительство сообщило, что криптофинансовые организации  будут попадать под закон о борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма наравне с другими учреждениями финансового вектора.

Россия и Украина

Россия. Очевидно, что российское правительство тоже пока не пришло к единому решению о  правовом статусе криптовалют. Судебные инстанции определяют ее как «иное имущество». В первый раз это случилось в мае 2018 года, когда соответствующее решение вынес Девятый арбитражный апелляционный суд. Согласно постановлению заемщик должен был обеспечить конкурсному управляющему доступ к криптокошельку. В феврале 2020 года прецедент повторился. Такая трактовка обозначает, что с  помощью криптовалюты можно осущесвлять куплю-продажу, заключать контракты и накладывать взыскания.  Отличие лишь в отсутствии имущественного вычета. Однако, в новом законе о краудфандинге и законопроекте «О цифровых финансовых активах» криптовалюты определены как «цифровые права». Этот статус ближе к ценным бумагам.

Украина. В 2017 году Национальный банк Украины, Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку и Национальная комиссия выпустили совместное заявление.  Они сказали, что криптосредства не относятся ни к фиатным и электронным деньгам, ни к иностранной валюте, ни к платежному средству,  ни к денежному суррогату. С того времени криптовалюты так и не получили свой правовой статус.

В конце прошлого года украинский парламент принял закон о принятии требований FATF. В итоге в марте Украинское Национальное агентство предотвращения коррупции (НАПК) издало правила декларирования криптовалют. В документе криптоденьги получили определение «нематериальные активы», подобной интеллектуальной собственности или лицензии на добычу полезных ископаемых.  В то же время  с февраля Украинская финансовая служба ведет надзор за криптовалютными операциями выше $1200.

Азия 

Китай. Здесь криптовалюты были запрещены с 2017 года.  Но в 2019 году высшая судебная инстанция Китая назвала биткоин цифровой собственностью. Это постановление вывело криптосферу в правомочное поле. Вдобавок уже в октябре председатель КНР Си Цзиньпин призвал развивать сферу блокчейна с стране, а местный Нацбанк начал работать над выпуском  национальной криптовалюты. Реализовать проект планируют в нынешнем году.

Сингапур. В городе-государстве очень лояльное отношение к криптовалютам. Например, криптобиржи и криптовалюта полностью легальны. Налоговая служба определяет криптовалюты в качестве товара, взимает  налог, похожий на НДС. Криптовалютные торговые площадки регулирует  Денежно-кредитное управление MAS. Ведомство жестко не ограничивает криптовалютный оборот, в редких случаях применяя существующие финансовые нормы.

Япония. Пожалуй, страну тоже можно назвать одним из лидеров в подходе к криптоиндустрии.  Регуляторы считают криптоденьги имуществом, криптовалютную прибыль — «иными доходами» с налоговой нагрузкой 15-55% . Криптобиржи проходят регистрацию в Агентстве финансовых услуг (FSA). В законах «О платежных услугах» и «О финансовых инструментах и биржах» включены поправки. Так, появилось определение «крипто-активы» и  ограничения на управление криптовалютами и криптовалютными деривативами. Изменения вступят в силу в апреле.

Южная Корея. В стране нет запрета на криптоденьги.  Тем не менее, их обращение регулируют.  Во-первых, законно криптотрейдить только через банковские счета. По этой причина криптоплощадки заключают партнерские соглашения с банками. Во-вторых, финансовым институтам нельзя торговать фьючерсами на биткоин. При этом криптовалюты не имеют правого статуса, а с криптовалютные транзакции не облагаются налогом.  В прочем, последний может появиться уже в этом году.

Австралия

 Австралия очень активно работает над развитием и регулированием криптовлютного рынка. Правительство выпустило пятилетний план по внедрению блокчейна в экономический сектор. С 2017 года произошли некоторые изменения. Во-первых, биткоин и другие криптовалюты получили статус  собственности. Во-вторых, изменился налоговый режим: вместо НДС  —  налогом на прирост капитала. Криптобиржи обязаны зарегистрироваться должны в AUSTRAC, государственном агенство по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма. Также торговые площадки должны применять принцип KYC/AML и обмениваться данными о владельцах криптовалют.

Вспомним свежий прецедент вокруг криптовалют.  В феврале суд Нового Южного Уэльса при рассмотрении дела о клевет разрешил истцу обеспечить судебные расходы криптовалютными активами кошелька. То есть если бы он проиграл иск, криптовалюта покрыла бы судебные издержки ответчика.  Тогда адвокат ответчика напомнил о волантильности курса биткоина. На что судья ответила, что BTC признан инвестицией  в новых условиях финансовой неопределенности, даже принимая во внимание неустойчивость курса пиринговых криптоактивов.  Вдобавок судья также обязала истца ежемесячно присылать адвокату ответчика выписки с криптосчета. В том числе, он должен предупредить его о падении баланса до отметки 20 000 австралийских долларов. Австралийские криптоигроки считают этот случай прецедентов, который открывает еще большие возможности для развития криптовалютной индустрии в стране.

Латинская Америка

В Латинской Америке тоже отсутствует выработанный взгляд на криптовалютное регулирование.

В Боливии и Эквадорк криптобиржи и криптовалюты под запретом.

Другие государства на запрещали криптовалюты. Чаще всего, криптоденьги определяются как активы. На всей территории Латинской Америки криптовалютный доход обременен налогом на прирост капитала. Вдобавок, в Аргентине, Чили и Бразилии  взимают подоходный налог.

Мексика, Аргентина, Венесуэла, Колумбия. Изначально мексиканское правительство определяло криптомонеты «сырьевым товаром». Сейчас же их определяют как виртуальные активы.  Венесуэла наделила статусом финансовых активов, Колумбия —  «инвестициями высокого риска». Аргентина не совсем определилась:  в Гражданском кодексе это товары, в налоговом законодательстве криптовалюты приравниваются к  ценным бумагам. Деятельность криптобирж в странах почти не контролируется. Исключение составляется Мексика: тут, согласно законам о финансовых технологических компаниях, они обязаны  регистрироваться и предоставлять отчеты. Центральный банк Мексики имеет право запретить в стране отдельные криптовалюты или ограничить операции с ними.

Обобщение

Учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод об универсальности криптовалюты.  Они применяются и как платежное средство или деньги, инвестор увидит в них ценную бумагу или актив, программист — простой код.

Пожалуй, всемирные решения регуляторов  доказывают,  что криптовалюты почти невозможно  определить в качестве известного вида активов.  А проецирование на крипторынок традиционных механизмов регулирования работает неточно.  Как видим, криптоденьги все чаще рассматривают, как новый класс активов, который отличается от  остальных как преимуществами, так и опасностью с правовой точки зрения. То есть, очевидно, следует ждать отдельной законодательной и регулятивной базы.  Вдобавок, криптовалюты  имеют свою классификацию. К примеру,  децентрализованные и централизованные. Получается, их придется классифицировать. В результате именно эти определения, категории и правовой статус определят будущее крипторынка.

Может, у вас есть свое мнение о правовом статусе криптовалют? Стоит ли их определять как  традиционные активы или это совсем новый класс активов? Кто и как их должен регулировать? Или никто и никак? Поделитесь вашей точкой зрения в комментариях! 

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ