Чанпэн CZ Чжао рассказал об отношении к NFT, провальном стартапе и инвестиционных аппетитах Binance

За четыре года криптовалютная биржа Binance завоевала доминирующие позиции в индустрии. Она лидирует на спотовых и деривативных рынках, а DeFi-экосистема под ее брендом уже дышит эфиру в затылок. Компания активно инвестирует в экосистему и занимается благотворительностью. Ее часто называют Amazon или Google от криптовалют.

В эксклюзивном интервью основатель Binance Чанпэн «CZ» Чжао рассказал о своем неудавшемся стартапе из нулевых, отношению к вакцинации от COVID-19 и о ранее неизвестном сооснователе компании. Собеседники также обсудили успехи Binance Smart Chain, инвестиции Tesla и образ мира без государства.

BIT44: В день листинга Coinbase на Nasdaq вы сравнили BNB одновременно с акцией COIN и криптовалютой Ethereum, а также задали риторический вопрос касательно возможной стоимости актива. Считаете ли вы, что цена BNB должна отражать успешность централизованного бизнеса Binance и рост экосистемы Binance Smart Chain?

CZ: Я думаю, да. Многие убеждены, что у монеты может быть только один сценарий применения, но на самом деле утилитарность могут определять многие свойства. Посмотрите на Ethereum — он может быть средством платежа или сохранения стоимости, но он также питает DeFi и NFT. У актива может быть множество применений.

BNB является нативной валютой Binance Smart Chain, так что ему свойственны все перечисленные свойства, но у него также есть применение и на централизованной бирже. Он позволяет трейдерам получать скидки на комиссии, VIP-статусы, аллокации на площадке Launchpad. По моему мнению, именно утилитарность формирует ценность, и у BNB она есть в избытке. У меня такая логика, а как оценивать монету — пусть решает рынок.

BIT44: Если ценность проистекает из утилитарности, значит капитализация BNB должна превышать показатель COIN?

CZ: [смеется — здесь и далее примечание редактора] Я не знаю… Мне кажется, что капитализация BNB сейчас больше, чем Coinbase. Думаю, что на рост сейчас влияет развитие Binance Smart Chain, и сообщество это оценивает соответствующим образом.

BIT44: Binance Smart Chain успешно переманивает ликвидность из-за низких комиссий. Вы жертвуете децентрализацией, но людям, судя по всему, это не так и важно. Они хотят максимальную доходность здесь и сейчас, а не децентрализацию. Не значит ли это, что криптовалюты это все еще про спекуляции, ровно как в 2017 году?

CZ: Мне кажется, что можно сделать разные выводы. Некоторые считают так, как вы. И это нормально. В мире децентрализации каждый имеет право на мнение.

Но мне кажется, что когда речь идет о централизации против децентрализации, нужно брать во внимание больше аспектов. Я не очень сильно вовлечен в разработку и развитие BSC, а вот Виталик Бутерин, к примеру, крайне плотно занимается архитектурой Ethereum 2.0. Конкретно в этом аспекте Ethereum кажется мне более централизованным, все крутится вокруг одного человека. Посмотрите на биткоин, основателя найти невозможно, — и это делает его более децентрализованным.

В сети Ethereum больше нод, да. Они утверждают, что это компьютер, который нельзя остановить, и что ПО можно запустить с лэптопа. Но давайте будем честны, если вы запустите ноду на лэптопе, то вряд ли сможете делать на нем что-то еще.

У BSC ограниченное число валидаторов, но не всеми управляет Binance. Мы контролируем только несколько. Мы не способны контролировать сеть, мы не способны замораживать активы пользователей, мы не можем отменять транзакции. В этом плане децентрализация присутствует.

Все рассматривают децентрализацию по своему. Мне кажется, что BSC менее децентрализованная, чем Ethereum, по большинству логических критериев, и в этом нет ничего страшного.

В моем понимании, пользователей заботит безопасность, простота использования и низкие комиссии. BSC все это предоставляет. Мы всего лишь пытаемся удовлетворить запрос людей.

BIT44: Сэм Бэнкман-Фрид предположил, что BSC не собирается бороться с Ethereum за звание лучшей децентрализованной сети. По его мнению, задача состоит в том, чтобы украсть ликвидность и доходность [в изначальной формулировке вопроса вместо ликвидности значились пользователи]. Согласны?

CZ: Это история о выборе. Кто-то выбирает биткоин, кто-то выбирает Ethereum, а кто-то — Binance Smart Chain. Я думаю, что биткоин сейчас — король, а Ethereum нет.

Мы не нападаем на Ethereum, мы стремимся дополнить его и помочь решить проблему принятия. Крадем ли мы пользователей за счет более высокой доходности? Мы не управляем проектами на BSC. Pancake, Venus и так далее — они сами принимают все решения. Поправлюсь, что Venus с нами таки аффилирован, но решения все за ними.

Эти проекты используют низкие комиссии, чтобы обеспечить более высокую доходность. Значит ли это, что мы крадем пользователей? Это смотря, как вы понимаете слово красть. Пользователи приходят, потому что хотят низких комиссий. Это кража? Можете называть как угодно, конечно, но факт остается фактом — люди выбирают Binance Smart Chain. Поэтому я не особо волнуюсь, какой ярлык на это вешают.

BIT44: Coinbase доминирует на самом богатом рынке в мире — США. Binance доминирует во многих других частях мира, но обе компании в 2020 году раскрыли сопоставимые или даже почти идентичные доходы, хотя у вас пользовательская база явно больше и объемы выше. Как вы можете это объяснить? Это все из-за разницы в комиссиях или из-за состоятельности пользовательской базы?

CZ: Хм.. Думаю, всего понемногу. У Coinbase большая доля американского рынка, это ведущая экономика мира. И, конечно же, там находится больше состоятельных клиентов. У них комиссии в 5-10 раз больше, чем у нас. В некоторых случаях даже более чем в 10 раз, это зависит от сервисов, которые вы используете. Пользователи платят больше, Coinbase умеет привлечь розничных клиентов, которые не особо переживают по этому поводу. И это очень сильная их [Coinbase] сторона. Это особенно заметно в течение последнего года.

BIT44: Сколько верифицированных пользователей на Binance?

CZ: Честно говоря, не помню точной цифры. Думаю, где-то между 50 и 100 млн, это зависит от того, что вкладывать в понятие верифицированный пользователь.

BIT44: Почему институционалы покупают? Что движет спросом?

CZ: Я выделяю три основные категории институциональных и корпоративных организаций, которые покупают криптовалюты.

В первой находится MicroStrategy. Они рассматривают биткоин как безопасный актив, так называемую тихую гавань. Они страхуют риски, связанные с инфляцией и количественным смягчением, пытаясь сохранить стоимость корпоративных активов. Их стиль заключается в долгосрочном удержании криптовалют. Майкл Сэйлор даже как-то обещал, что они будут холдить 100 лет. У них очень бычий настрой.

Во второй группе активные трейдеры, которые пришли с фондового рынка заработать. Они считают, что рынок [криптовалют] уже достаточно крупный. Это наши крупнейшие клиенты — высокочастотные трейдеры.

В третьей группе среднесрочные инвесторы. Они не особо активно торгуют, но риски хеджируют. Tesla одна из них. Они купили биткоин на $1,5 млрд, но продали 10%, чтобы реализовать немного прибыли.

Причины могут быть разные. Кто-то инвестирует ради технологий, кто-то пытается сохранить стоимость своих активов.

BIT44: Вам не кажется странным, что некоторые Twitter-инфлюенсеры критиковали Tesla за продажу биткоина и даже называли это предательством? Мне кажется, что совершенно нормально, когда компания покупает инвестиционный актив, то она намерена на нем заработать. А вы как считаете?

CZ: Для меня это тоже вполне нормально. Я согласен полностью с вами. Любая компания или человек могут покупать любой актив и продавать любой актив с любой частотой, с какой им заблагорассудится. Tesla никогда не обещала, что не будет продавать. У них есть полное право продать.

Мы видим, как миллионы пользователей и тысячи организаций покупают и продают каждый день, и это вполне нормальное поведение. Не понимаю, почему некоторые ожидают от компаний, что они просто купят и никогда не продадут.

Мне кажется, что это может быть из-за того, что Маск твитнул о покупке, но не о продаже. Но опять таки — он не обязан сообщать всем о каждом своем шаге, так что это нормально.

BIT44: Вы однажды мне сказали, что Binance проводит от 30 до 50 сделок по поглощению и слиянию [M&A] в год. Что ищете сейчас? Куда готовы инвестировать?

CZ: Во все, что поможет индустрии вырасти, в поставщиков инфраструктурных сервисов. Сейчас мы рассматриваем несколько проектов в сфере DeFi и NFT, а также несколько кошельков.

Мы уже купили Trust Wallet, и сейчас это самый популярный мобильный кошелек в мире по числу скачиваний и количеству активных пользователей в месяц.

Мы хотели бы инвестировать в платежные сервисы, фиатные шлюзы и даже традиционные банки, которые работают с криптовалютами.

Большая часть наших инвестиций так или иначе связана с криптовалютами. Мы не обходим стороной и информационные сервисы. CoinMarketCap — хороший пример.

Большая часть сделок не публична, но их число действительно велико.

BIT44: На дворе бум NFT. Вы считает адекватным явлением, что пиксельные гифки продаются за миллионы долларов?

CZ: Да, NFT это интересная штука. Мне кажется, что большинство задается вопросом, почему пиксели вдруг стали продаваться за миллионы, но посмотрите шире.

Да, любой может найти и скачать работу Beeple, более того — в оригинальном разрешении. Люди покупают не потому, что эти работы нельзя воспроизвести или скопировать. В мире традиционного искусства тоже много репродукций, которым присуще высокое качество и схожесть с оригиналом.

Но под каждым произведением и за каждым творцом скрывается история. Например, про Metakovan, купившего работу Beeple, написали в TIME. А про вас напишут, если просто кликните и сохраните? Вот вам и ценность.

Я встречался с ним две недели назад, но я не буду встречаться с каждым, кто просто скачает картинку из интернета. Этот парень купил произведение за $69 млн, — ему явно есть, что рассказать. Мне было интересно пообщаться лично.

В владении NFT есть фундаментальная сторона. Вы поддержали художника покупкой на миллионы долларов — согласитесь, это не просто скачать что-то в интернете.

Есть и коммерческая составляющая. NFT позволяют вам использовать произведения в коммерческих целях, у вас есть право. Не все выгоды очевидны сразу, но ценность тут определенно присутствует.

BIT44: А вы владеете NFT?

CZ: Нет, почти нет. Мне кажется, что 3 или 4 штуки от Binance у меня есть. Но я не художник и тем более не коллекционер. Я не создаю NFT и не ищу их, это не самая целесообразная трата моего времени.

Так что я не пользуюсь NFT лично, но маркетплейс мы запустим. Я собственно даже не трейдер, я не торгую для заработка, я создаю платформы.

Но я понимаю, почему люди видят ценность в NFT. Если один или два человека в мире готовы купить это, значит у этого уже есть ценность.

BIT44: Не коллекционер NFT и не трейдер. Вы также заявили, что не считаете себя либертарианцем или анархистом. Верите ли вы, что какие-то индустрии требуют государственного надзора? Если да, то какие именно и почему?

CZ: У меня среди друзей много хардкорных анархистов. Они уверены, что мы должны жить без государственных образований и каждый должен отвечать сам за себя. Лично я вообще не представляю, как это будет работать. Я не думаю, что мы на том этапе развития цивилизации, на котором мы можем организовать свою жизнь без правил и шаблонов и тех, кто следит за их исполнением.

Кто будет строить дороги, кто будет поставлять чистую воду? А что с полицией и пожарными? Как организовать все это самим? Будем ли мы сами строить мосты для себя и платить за них? Я не уверен, если честно, что такой мир будет работать лучше, чем сегодняшний.

Да, некоторые правительства плохо организованы, но есть и эффективные. Есть те, которые защищает своих граждан и ставят их интересы на первое место. Но да, есть и злоупотреляющие властью. Однако нельзя рассматривать этот вопрос как черное или белое.

В общем, я верю, что нам нужны руководящие правила для жизни в гармонии. Я не против правительств.

BIT44: У меня есть более точный вопрос. Согласны ли вы, что у правительств не должно быть монополии на выпуск денег? Так считают многие сторонники биткоина и австрийской школы.

CZ: Да, думаю да. Право на неограниченную эмиссию денег в руках правительств не очень положительно сказывается на экономике.

Я уверен, что нельзя допускать существование компаний, жизнь которых надо поддерживать из-за страха перед системными рисками. Если компания умирает, надо дать ей умереть, — на ее место придут новые предприниматели.

Я считаю, что нуждающиеся в субсидиях компании уже ведут неправильный бизнес. Эта концепция, кстати, описана еще Адамом Смитом в «Исследовании о природе и причинах богатства народов». Также советую почитать «Экономика за один урок» [Генри Хазлитт], где поясняется, почему любая государственная интервенция наносит урон экономике.

Может казаться, что правительства пытаются поддержать бизнес деньгами, но на самом деле — это наши налоги перетекают в карманы неконкурентоспособных организаций. Есть, конечно, исключения, вроде сферы здравоохранения, но они лишь подтверждают правило.

Поэтому мне не по душе печатный станок. Они печатают 10% от эмиссии, вы становитесь на 10% беднее. Это то же самое, что просто изъять 10% ваших сбережений с банковских счетов. Просто в последнем варианте будет больше протестов, а результат один — вы стали беднее. И каждое правительство это делает.

BIT44: Последний вопрос о государстве. Как думаете, будут ли правительства закручивать гайки и злоупотреблять властью под предлогом борьбы с COVID-19 или другими инфекциями?

CZ: Этот вопрос тоже не в черно-белой плоскости. Некоторые однозначно будут. Надо понимать, что каждое правительство — это огромный организм, в нем множество подразделений, а в них — множество людей. Некоторые из них, чтобы продвинуться по карьерной лестнице, готовы пойти на различные меры в плане регулирования. Это больше про человеческую природу, от которой нам не убежать. Думаю, что желающие закрутить гайки есть в каждом правительстве, но значит ли это, что это случится? Нет. Есть процедуры для того, чтобы контролировать целесообразность любых процессов и решений.

BIT44: Вас можно считать лидером мнений, поэтому у меня для вас общественно важный вопрос. Вы будете вакцинироваться?

CZ: Да, безусловно. Я верю в новые технологии. Риски есть, но миллионы уже вакцинированы. Рано или поздно это будет обязательным условием для путешествий. Не вакцинировался, не путешествуешь, и это не тот случай, когда я могу на что-то повлиять. Тут нет места спору с правительством, так что да — когда дойдет очередь до моей возрастной группы, я вакцинируюсь.

И в целом многие медицинские инновации сейчас крайне осторожно продвигают. Давайте представим, что нам нужно протестировать лекарство. 0,1% или даже меньше при этом получат серьезные побочные эффекты, некоторые, возможно, даже умрут, но это реально поможет обезопасить оставшиеся 99,9%. Сейчас мы даже не исследуем подобные лекарства, если есть такая дилемма. И в моем понимании такой подход никак не помогает людям.

Если я вдруг серьезно заболею, я запрошу все возможные экспериментальные препараты. Дайте мне самое новое, что у вас есть, даже если это не совсем проверено. Потому что современная медицина в целом сильно развита уже и содержит слишком много перестраховок, что безопасность даже непроверенных до конца вещей довольно высока. Так что я согласен принять риски.

BIT44: Давайте вернемся к Binance. Брайан Армстронг из Coinbase искал сооснователя на Reddit и нашел, после многих встреч. А как вы встретили своих партнеров?

CZ: Самые ранние члены команды основателей были друзьями друзей и людьми, с которыми я ранее работал более восьми лет.

Когда мы запускали Binance, мы собеседовали людей со всего мира. Один парень написал мне просто в Telegram, скинул резюме с сопроводительным письмом. Он хотел работать у нас на любой позиции и он очень хорошо понимал наш бизнес. Мы наняли его после двух собеседований, и он возглавил отдел листинга, что является крайне влиятельной должностью, если вы понимаете влияние листингов на Binance. Этот человек не публичен и мы никогда не раскрывали его имени.

BIT44: Но у него есть статус сооснователя?

CZ: Он присоединился на ранних этапах, да.

BIT44: А как вы познакомились с Хэ И?

CZ: Это было в 2013-2014 годах, когда я услышал о биткоине впервые. Тогда я был в Шанхае. Вся криптовалютная тема обсуждалась в WeChat. Каждый из чатов был ограничен 500 участниками. Ее добавили в один из них, там были многие влиятельные менеджеры. Я тогда работал в Blockchain.com, а она занимала пост CMO в OKCoin.

Лично мы встретились на конференции в Гуанчжоу месяц спустя и она переманила меня в OKCoin на позицию CTO. Так что мы вместе работали в менеджменте, но потом наши пути разошлись.

Когда мы начинали Binance в 2017 году, у нас была сильная техническая команда, но вот маркетинг и поддержка провисали. У моей команды был опыт B2B-продаж, но в рознице, особенно глобальной, мы понимали мало.

Так вот Хэ И, наверное, самый сильный маркетолог, которых я знаю. Думаю, она входит в десятку лучших специалистов в Китае, а Китай, поверьте, ультра-конкурентный рынок. Хотя если говорить о женщинах-специалистах, то она, скорее всего, номер один. Я сделал все, чтобы убедить ее присоединиться к команде, и удача мне улыбнулась.

Я уверен, что это очень помогло нам в развитии. Она очень известный человек в китайской интернет-среде, но с международной аудиторией взаимодействует не так часто.

BIT44: Какой залог прочных отношений между партнерами? Что посоветуете начинающим фаундерам?

CZ: Я думаю, что самое важное — взаимное уважение. Вот, например, я CEO, у меня чуть больше акций, мой голос чуть весомее, но именно уважение играет первоочередную роль. Я не говорю сооснователям, что они должны делать. Каждый из них лучше меня в своих сферах. И в плане маркетинга она [Хэ И] явно сильнее меня.

То же самое и с технической командой. Несмотря на мой айтишный бэкграунд и общее понимание технологических концепций, я точно не считаюсь хорошим разработчиком или технарем. Я не знаю и не понимаю многих архитектурных вопросов. Когда наша команда обсуждает какие-то сервера кэширования или облачные решения, то я не всегда понимаю, о чем речь. Так что уважение и еще раз уважение.

BIT44: Вы только что сказали, что ваша доля больше, чем у других основателей. Forbes оценивает ее в приблизительно в 30%, а ваше состояние — в $1,9 млрд. И меня это как-то вводит в недоумение, если честно. В октябре 2019 года вы сказали мне, что ваше состояние превышает $2 млрд, а тогда была криптозима. Сейчас буллран, BNB почти в космосе, а Forbes дает вам меньшую оценку. Что не так с их подсчетами?

CZ: Личное состояние — это очень субъективный показатель. Это не деньги на счету. Я вот лично вообще не держу доллары в банке. Если говорить о состоянии основателя, то тут речь о его доле или криптовалютном портфеле. И тут очень много исключений.

Binance — частная компания, мы отличаемся от Coinbase, где доли основателей публичны и можно быстро прикинуть состояние. Статус частной компании также влияет на снижение оценки, но может быть мы никогда и не пойдем на IPO. Может быть мы станем децентрализованной организацией.

Если говорить об аллокации BNB для нашей команды, то я владею значительной частью, наверное. И это, наверное, большая сумма, но мы все равно сожжем эти токены. Учитывать ли их? Я думаю, что Forbes их не считал. Я также не раскрывал им детали моего криптовалютного портфеля.

Я понимаю, что вы ожидали большей суммы, чем оценка Forbes, но кто из вас прав — я не знаю.

BIT44: Мои подсчеты основываются лишь на ваших словах и чистой логике. Если у вас было больше $2 млрд в криптозиму, то после буллрана у вас точно должно быть больше.

CZ: Мне кажется, что мы общались с Forbes до буллрана BNB — в начале года. Не помню точно, но вроде бы тогда монета торговалась по $30-$40. В первом квартале объемы торгов на Binance тоже выросли значительно. Мне кажется, что Forbes оценивали до всего этого.

Я не особо переживаю по поводу оценок моего состояния. Сам я его не считаю и совершенно не волнуюсь по этому поводу, за рейтингами не слежу, это неинтересно.

У меня есть финансовая свобода, меня не обременяют различные бытовые расходы. Я веду очень простой образ жизни. И я могу поддерживать его, не работая, это важно. Если рынок снова обвалится на 90%, думаю, мне удастся сохранить эту свободу. Так что это меня не беспокоит.

И вообще мне не по душе, когда людей оценивают по количеству денег. Вклад в развитие общества — вот что важно. Это не про деньги, а про то, чего вы можете достичь. Деньги — это лишь инструмент.

Меня радует, что финансовая ситуация у Binance удовлетворительная, и у меня нет каких-то видимых ограничений для развития бизнеса и экосистемы. Деньги больше не ограничитель. Ограничивает только поиск талантливых людей в команду. Мы хотим внести как можно больший вклад, это наша цель. Мы хотим помочь людям.

А что касается Forbes, то я ответил на их простые вопросы и они дали мне такую оценку. $1,9 млрд звучит как большая сумма. Меня устраивает.

BIT44: Если бы вернулись в 2013 год на ту самую покерную игру с Бобби Ли, то что бы вы изменили в своих дальнейших действиях? Есть ли какое-то решение, которое вы хотели бы обернуть вспять?

CZ: В ретроспективе понимаю, что многие вещи хотелось бы сделать по-другому. Надо было покупать биткоин более агрессивно. Не надо было использовать Mt.Gox, у меня до сих пор висят там средства. Если бы я знал тогда все, что знаю сейчас, то был бы более активным в мире стартапов. Сейчас у меня, конечно, намного больше опыта, чем 6-7 лет назад. Многое можно было сделать лучше. Надо было больше учиться, больше читать, больше изучать историй успеха/поражений. Наверное, я бы больше учился.

Мне все еще кажется, что я был слишком расслабленным и мог работать намного больше. Тогда я был все же моложе, энергии было валом, но я тратил ее на менее важные вещи вроде пропустить с друзьями по стаканчику. Знал бы то, что знаю сейчас, концетрации было бы больше.

Но это не значит, что я был бы более успешным или даже таким же, как сегодня. Многое зависит от случая и не стоит недооценивать роль удачи.

BIT44: После запуска Binance больше не пропускаете по стаканчику?

CZ: Я бы не сказал. Я отдыхаю с командой, друзьями. Я обычный человек, но этого всего в моей жизни намного меньше. Я больше сконцентрирован на том, что мы хотим построить.

BIT44: Как думаете, будет у вас еще когда-то другой бизнес? Или Binance это навсегда?

CZ: Ничто не вечно. Я надеюсь, что Binance будет существовать 50, 100 или даже 200 лет, а то и больше. Вряд ли я нужен организации настолько долго. Мне кажется, что CEO, управляющий компанией в течение 10 лет, должен уступить место другому человеку. У вас уже глаз замылен, это замедляет динамику организации. Ваше видение цементируется и разнообразие деградирует.

Я уже управляю Binance четыре года, так что размышляю о транзите и передачи роли CEO. Есть несколько сценариев. Если мы найдем замену, я могу занять место председателя, заняться развитием Binance Smart Chain. Вероятно, я останусь в совете директоров, так что вряд ли у меня будет время на новый стартап. Я могу стать инвестором в другие компании или, например, инвестировать только в Binance. Это один сценарий.

Есть и другой. Давайте представим, что Binance не выживает и мы возвращаемся в нулевую точку. Мне кажется, я мог бы легко начать новый бизнес и привлечь деньги. Мне кажется, что моя репутация позволит мне убедить инвесторов. В такой ситуации я, может быть, и запустил бы стартап, но между этими сценариями есть много промежуточных.

Я хотел бы управлять Binance ровно до того момента, в котором, по мнению людей, я перестану приносить организации ценность. Но хорошо иметь потенциального кандидата на замену. Я бы теоретически перешел в совет директоров, а потом может быть покинул бы и его.

У меня до сих пор много BNB и я сделаю все, чтобы помочь Binance в росте.

BIT44: Предпочтительнее преемник из ближнего круга или извне организации?

CZ: Два пути приемлемы, тут нет противопоставления. Зависит от человека, который претендует. Но все же преемнику CEO нужно провести несколько лет в Binance. У Binance уникальная культура, свой путь и стратегия. Довольно сложно будет разобраться с самого начала.

Наша команда основателей молодая и амбициозная. У нас целый кладезь талантов, которые ищут экспоненциального роста для своих карьер. Так что кандидаты из этой группы есть.

BIT44: Многие успешные люди часто сталкивались с провалами и тупиками на своем пути. Можете припомнить такие ситуации — до или после основания Binance?

CZ: Я думаю, что нам в Binance крупно повезло на старте. Первые шесть месяцев обеспечили нам экспоненциальный рост. Основной задачей было удовлетворить свалившийся на нас спрос. То есть мы не переживали о том, что тема не пойдет.

Но в 2017 году регулирование индустрии в мире было куда менее прозрачным. Неясно было, собираются ли правительства запретить биткоин или биржи. Некоторые запретили, включая Китай. Но сейчас у нас криптовалютные биржи выходят на Nasdaq, так что в этом плане все наладилось. Были времена, когда мы серьезно переживали из-за этих [регуляторных] рисков, но в истории Binance никогда не было экзистенциальных угроз.

В других бизнесах, где я был основателем, мы часто сталкивались с недостатком пользователей или денег. Такого опыта у меня целый вагон и маленькая тележка. Binance в этом плане очень повезло.

BIT44: Расскажите об одном провале подробнее.

CZ: Это было где-то в 2006-2008 годах. Мы с товарищем, который сейчас, к слову, работает в Binance, решили запустить социальное медиа, а точнее — сервис оценки изображений по аналогии с Hot or Not. Нам казалось это блестящей идеей, монетизировать решили в индустрии моды. Но у обоих была основная работа и уходить не хотелось, поэтому мы решили работать над проектом в свободное время, не на полную ставку.

У меня уже были подвязки в мире венчурных капиталистов и я устроил нам несколько встреч. Каждый из них четко сказал: “или вы работаете над этим на полную ставку, постоянно, или это не взлетит”.

Мы решили сделать по-своему. Подняли немного денег у семьи и друзей. Наняли разработчиков, сняли для них офис и посещали его на несколько часов день. Нам казалось, что этого достаточно, чтобы построить стартап, но, конечно же, конечный продукт был не очень хорошим, мягко говоря. И вот, когда запуск был на носу, мы наконец признались себе, что это действительно не взлетит, и решили закрыть проект. На тот момент мы уже потратили 40% привлеченных денег, где-то $50 000. Так что если бы мы запустились, то оставшиеся деньги бы испарились очень быстро.

Я привлек где-то 70% из той суммы, мой товарищ — 30%. Я пообещал вернуть семье и друзьям все до последней копейки в течение нескольких лет. Так и случилось, понадобилось четыре года.

Какой, спросите, урок из этого извлечь? Никогда не делайте стартап на полставки. Если фаундеры говорят мне, что делают бизнес как сторонний проект, я сразу же откладываю это в сторону. Инвестировать в такое я точно не буду.

BIT44: Порекомендуйте три книги: художественную, бизнес и нон-фикшн. Адама Смита можем засчитать в бизнес.

CZ: Пусть будет Sapiens Харари. Это о человеческой эволюции, о том, как мы добились всего и добрались до текущей точки. Помогает понять человеческую природу, а это очень важно для успеха.

Из художественных люблю “Дракон поверженный” Питера Гамильтона. Технологии и межпланетные путешествия.

BIT44: Как считаете, гипотетический общий искусственный интеллект является угрозой для человечества?

CZ: Нет, не думаю. Мы найдем способ справиться с потенциальными проблемами. Главное понимать, что технологическое развитие неизбежно, боимся мы или нет. Это просто нужно принять как данность.

BIT44: Думаете, человечество должно колонизировать космос?

CZ: Да, безусловно. Я глубоко убежден, что нам нужно развивать свои возможности в контексте межпланетных путешествий. Земля слишком мала, чтобы понять всю Вселенную. Нам нужны более сильные экономики, чтобы все это профинансировать. И вообще странно, что таким важным делом занимается всего несколько частных компаний.

Экономика должна позволить нашей цивилизации экспансию, но сейчас она заточена не под эту задачу. Может, лучшая форма денег позволит нам профинансировать такие инициативы, возможно, даже с помощью блокчейн-фандрайзинга.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ