Что случается с биткойнами, которые изъяли?

В 2017 году в рамках работы Федеральной службы судебных приставов США (USMS) было проведено 3 аукциона в соответствии с реализацией конфискованных криптовалют, а в 2018 году — более 8. Конечно, если подобных продаж планируется больше. В связи с этим в марте этого года USMS объявила, что ищет поставщика для управления и ликвидации конфискованных криптовалют. Мы выяснили, где хранятся конфискованные криптовалюты и куда расходуются сэкономленные от их продажи лекарства.

Разве это круто-конфисковывать криптовалюты?

До сих пор, как мы понимаем, никто никогда не конфисковывал криптовалюты только на том основании, что они, вероятно, никоим образом не являются фиатными лекарствами. Администрации исключают криптовалюты из числа законопослушных преступников, которые отмывали лекарства при ее поддержке или получали их из-за абсолютных правонарушений. Даже криптовалюты имеют все шансы быть реквизированными в случае уплаты долгов или налогов.

Например, в США криптовалюты исключают скрытую работу, налоговую инспекцию, Бюро по горячим напиткам, сигаретам и огнестрельному оружию, почтовое отделение, ФБР и полицию среди прочих ведомств. Четких данных о количестве конфискованных криптовалют нет, но, судя по этому, количество лекарств, сэкономленных от их продажи, приближается к миллиарду долларов.

Первая крупная конфискация криптовалюты — это 144 000 BTC, реквизированные ФБР у основателя Silk Road Росса Ульбрихта в 2013 году. Тогда, вероятно, руководство США было удовлетворено одним из крупнейших держателей биткоинов в мире. Наименьшая доля биткоинов была продана на 4 аукционах в 2014 и 2015 годах. Почти 30 000 BTC были проданы на аукционе в 2014 году известному венчурному капиталисту и крипто-энтузиасту Тиму Дрейперу за $ 18,74 млн ($120 млн на данный момент), что соответствует $ 632 за 1 монету. Дрейпер до сих пор не реализовал биткоины, отметив, что не хочет продавать их в будущее из-за прошлого. Остальные биткоины были проданы в сентябре 2017 года за 48 миллионов долларов.. Маршалы намеренно продавали биткоины партиями, чтобы избежать снижения цены.

В мае этого года произошла самая крупная конфискация криптовалюты. Болгарская полиция совместно с правоохранительным центром Юго-Восточной Европы (SELEC) задержала категорию мошенников с 200 000 биткоинами на требуемую сумму в размере $384 млн по старому курсу ($4,9 млрд на пике цен и $0,8 млрд сейчас). Но эта ситуация не всем понятна: в мае 2017 года SELEC официально объявила о конфискации биткоинов (в данном случае официальный пресс-релиз, который обрабатывали СМИ, уже не является доступным). А в декабре глава Специальной прокуратуры Болгарии Иван Гешев говорил так, как будто никакой конфискации не было — детали никак не уточнялись. Это может быть так, как если бы SELEC просто не имел доступа к скрытым ключам и сумел конфисковать серверы с монетами.

В мае 2018 года администрация Баварии реквизировала криптовалюту у perrona LuL.to, предназначенный для пиратства. Полиция конфисковала 1312 BTC, 1399 BCH, 1312 BTG и 220 ETH, продав монеты на аукционе за 14 миллионов долларов..

По данным The Block, с 2013 года публичное количество биткоинов, конфискованных в США, собрало около 198 000 BTC — вероятно, 2,6% от всех монет, находящихся в обращении. Сумма была получена в соответствии с мерой 100 различных федеральных уголовных, гражданских и административных правонарушений. Руководство США в настоящее время имеет минимальное количество 4100 BTC, но, возможно, не самое большое 10 000 BTC. Администрация реализовала 98% реквизированных биткоинов на сумму $ 151 млн, то есть в обычном объеме $780 млн.

Только ведь в мире насчитывается более 453 000 трофейных монет. 85,6% этой суммы приходится на 2 огромных варианта-Silk Road и SELEC.

Все публичные конфискации криптовалюты и торги в соответствии с ее реализацией проводятся на необходимую сумму более 500 000 долларов. Источник.

Как бережно хранить конфискованную криптовалюту?

Примерно, на персональных серверах и крутых кошельках, но информации по этому вопросу пока недостаточно. Например, руководство Финляндии распорядилось защищать конфискованные криптовалюты не на биржах, а на крутых кошельках (непонятно, как монеты были защищены законом) и смотреть на них как на собственность.

При этом в США непосредственно в данный момент работа маршалов идет по поиску поставщика, который бы занимался сохранением и утилизацией криптоактивов, конфискованных в рамках расследования USMS. Поставщику необходимо будет изучить Бухгалтерский учет, управление клиентами, аудит, создание кошельков и другие задачи, связанные с ликвидацией конфискованных числовых активов. Он должен обладать способностью действовать при отсутствии ограничений в соответствии с условиями и размером хотя бы некоторых монет и обменивать их на фиат наркотиков, обладать упражнениями для обмена на фиат. Если приставы найдут подходящую компанию, то аукцион будет проводиться чаще по мере реализации, только быстрее.

Мрачно, как конфискованный склеп охраняется в других государствах, но ясно, что он также выставляется на аукцион.

Как рассчитываются сделки с криптовалютами?

Конфискованные криптовалюты продаются на аукционах. 1 именно так начиналась работа федеральных маршалов США (USMS) и Министерства юстиции США. Южноамериканский эксперимент был также заимствован другими державами: аукционы прошли в Германии, Англии, Южной Корее, Израиле, Италии, Австралии, Болгарии, Финляндии и Испании.

Работа маршалов США — старейшего правоохранительного органа в штате, отвечающего за утилизацию предметов, реквизированных федеральными правоохранительными органами. Яхты, автомобили, часы, украшения и другие конфискованные предметы находятся в открытом доступе на открытых аукционах Департамента. Из-за экстремального количества лет агентство провело около 10 сделок в соответствии с реализацией биткоина. Эти сделки-отличный шанс для крупных клиентов получить биткоин с хорошей скидкой.

Рекламный щит о торгах в соответствии с реализацией 3813 BTC по работе маршалов в январе 2018 года. Источник.

В США участники торгов обязаны зарегистрироваться в USMS в соответствии с электрическим почтовым отделением, принести в депо сумму в размере 200 000 долларов США, а регистрация должна быть одобрена Управлением маршалов США. Лоты уничтожаются определенным количеством акций, участники торгов имеют все шансы участвовать в аукционе в соответствии с 1 или более из этих блоков,но не имеют всех шансов просмотреть посторонние цены или изменить личные. Жители других стран имеют все шансы принять участие в аукционе, но все платежи должны производиться с банковского счета в США.

Wilsons Auctions — крупнейшая аукционная фирма в Англии и Ирландии — дает «государственные и правоохранительные органы в соответствии с мировым неопасным выводом о непрерывно возрастающей сложности плененных криптовалют» в Англии, Ирландии, Бельгии, Мальте, балканских государствах, Нигерии и Малайзии. В марте 2019 года их торгами в соответствии с реализацией конфискованных бельгийских криптовалютных доминионов заинтересовались сообщники из 110 стран сетки, купившие монеты на $ 420 000. Кстати, ликвидация конфискованных криптоактивов потребовала от Бельгии сначала ввести законы, которые их проверяют, как в случае с классической монетарной индустрией. Бельгийский государственный договор позволил Wilsons Auctions увеличить собственную криптовалютную рецептуру и «отменить риски, которые имеют все шансы существовать, связанные с торговлей на неконтролируемых биржах условного СКВ».

Куда идут лекарства, приобретенные от продажи конфискованных криптовалют?

Финансы от продажи криптовалют с торгов традиционно передаются различным муниципальным органам, которые помогают бороться с беспределом, либо передаются жертвам правонарушений.

Но в представленном вопроснике действия администраций зачастую непроницаемы. Например, администрация США тщательно отчитывается о конфискации монет на сайте Министерства юстиции. Однако между датой исключения и его публикацией в отчете часто проскальзывает много задержек, а сами отчеты не архивируются в интернете: любой может потрогать, как скоро появляется свежий, старый и уходит на пенсию. Поэтому отслеживать, сколько богатств было изъято и сколько реализовано, разрешается только через прессу и по итогам аукциона.

Проследив за реестром судебных записей и уведомлений о конфискации крипты, Fortune обнаружила ряд вариантов, как скоро конфискация монет существовала документально, а реализация-отсутствовала, и даже критику конфискованных наркотиков по $ 0 вместо реальной цены. Некоторые из этих монет все еще имеют все шансы существовать в качестве подтверждений в ремеслах, но так как работа маршалов не объясняет их собственных врожденных процессов, то почему-то существует такой существенный фактор, что судьба монет до сих пор никак не известна. Даже до сих пор ни у кого нет достаточной информации о 100 000 BTC, реквизированных доминионами США в феврале 2018 года в Таиланде у российского резидента Сергея Медведева, подозреваемого в организации платформы darknet Infraud. Монеты до сих пор никак не реализованы и о них ничего не слышно.

Как у нас: если есть законы, то будут и аукционы

По сей день в российской юриспруденции отсутствует точное определение криптовалюты-актива, имущества или способа оплаты-и, следовательно, отсутствует возможность ее корректировки. Поэтому, пока идет конфискация криптовалют (а подобные случаи уже происходили), она спасена от правоохранительных органов. До сих пор ни в коем случае не приписываются лица, которые серьезно относятся к сохранению и реализации конфискованной криптовалюты.

Согласно проекту законопроекта «о числовых денежных активах», криптовалюты будут рассматриваться как «еще один актив». «Если в окончательном, 3-м чтении монеты и токены действительно станут равны богатству, то вполне вероятно, что реализация криптовалют будет осуществляться через аукционы. Поскольку на данный момент в Российской Федерации существует такая практика с другими конфискованными богатствами. Пока криптовалюта конфискуется, она спасается от правоохранительных органов (крутые кошельки, компьютеры с паролями от кошельков и так далее)», — заметил смелый Пешков, генеральный директор компании «USDX Wallet».

Аналогичной точки зрения придерживается и Виктор Першиков, возглавляющий аналитический отдел криптокомпании MINE: «в Российской Федерации задачу проведения таких торгов могло бы взять на себя Росимущество, которое уже давно учится реализовывать богатство ломбардов и конфискацию. Впрочем, госслужащим для этого до сих пор не хватает ни инвентаря, ни, кажется, в том числе желания, и их ведомство дискредитировало себя рядом с развратами.»

Чистота Малярова, кандидат юридических наук, преподаватель программы дополнительного образования BCL, по-прежнему считает, что обязанность по сохранению конфискованной криптовалюты целенаправленно направляется в Росимущество: «в данном случае, учитывая особые свойства криптовалюты, необходимо детально проработать график ее сохранения. Конечно, недопустимо размещать конфискованную криптовалюту на криптовалютных биржах. Для этих целей цель состоит в том, чтобы создать специальную прохладную комнату в отсутствие функционального интернет-слияния. В своем собственном порядке, более применимом, в приведенном варианте, и более тесно применяемом в категории судебной практики, метод реализации конфискованной криптовалюты считается торговым.»

Таким образом, законы станут законами, и аукционы тоже. По словам попурри, судьба конфискованных криптовалют остается неясной.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ