Что является угрозой для банка: криптоввалюта или ошибки регуляторов?

Основатель криптовалютного фонда Mythos Capital Райан Шон Адамс считает, что»банки сейчас-наверное, как печатные издания в начале 90-х годов прошлого века», поместив в разряд как бы образование паутины привело к тому, что все огромные объемы информации, которую человек приобретает, стали перемещаться на экран компьютера, а позже — гаджета. Однако печатная литература все еще существует, пытаясь выжить, в таком количестве из-за лучшей печати, инвестиций образцов продукции и других трюков, которые поддерживают ее энтузиазм. Прошло уже более почти 30 лет с тех пор, как этот эпизод был опубликован в веб-сообществе, но печатные СМИ выжили, но выдержат ли скамейки все тяготы в конфликте с новыми разработками, такими как блокчейн и, по сути, криптовалюты?

«Банк бегут» из-за криптовалюты-откровение, которое не придет сейчас

Базовая оплата любой скамьи-вероятно, с участием наркотиков вкладчиков, в обычных 80% этих ресурсов, вероятно, означает телесные лица, только 15% барной стойки, и еще 5%, вероятно, наркотики основной скамьи. Кредитные организации вполне восприимчивы к такой акции, как «банковский прогон», то есть как только вкладчики активируют массовый вывод средств с собственных счетов: традиционно, включая 5% — ное снижение разовой депозитной базы на несколько дней, можно определить компанию на грани приостановки собственной эффективности. В этом варианте ситуацию традиционно спасает основной блок питания, дающий дополнительную мобильность.

«Банковский бег» имеет возможность быть привязанным как по объективным факторам (нерешительность вкладчиков, что скамейки готовы выполнить собственные обещания на следующий день, по фактору ничуть не более смелому, чем доверие финансовых политиков, сбои в выдаче лекарств в банкоматах и др.), так и по предвзятым: например, из-за конкурентной борьбы между скамейками или в отношении политического деятеля. Так, во время продолжающегося социально-политического упадка во Франции, когда начался всплеск энтузиазма кой к криптовалютам, стали появляться новости о том, что государство имеет возможность встретиться с «банковским бегом», санкционированным демонстрантами. При этом в распространении слухов об этом они воспринимали роль и лицо, которое не имело прямой связи с внутриполитической ситуацией во Франции, как, например, «твит-Пит» Макса Кайзера-достаточно вспомнить его твит в источнике от декабря 2018 года. Но, как заметил 1 из жителей Парижа, » сомнения в том, что скамейки, которые имеют возможность существовать, появятся во Франции, но, очевидно, не в этот момент, а через 10 лет.»

Римские банки с криптовалютой: начато и закончено с Фиатом

Скамейки в настоящее время никак не торчат в пространстве и активируют плотно работать с новыми экономическими разработками. Так, в правиле 2019 года появилась новость о том, что английский Евроэксимбанк планирует использовать 1 из 3 научно-технических платформ Ripple-xRapid. В то же время он используется отнюдь не элементарно в экспериментальном режиме — то же самое более тесно выполняется в 10 кредитных организациях, по данным всего мира. Принципиально, если строгий банчке, как субъект, который правит процессом демонтажа репутации системы банковских коммуникаций SWIFT, меняет ее не на что-то подобное (например, в России скамейки, он оказался перед наказанием США, дайте мне на язык эквивалент SWIFT), а на криптовалютный вывод, то некоторые связывают использование токенов XRP (кстати, необязательное промышленное ограничение и работа хотя бы с некоторыми платформами Ripple). Но, вероятно, только небольшой шаг: все те же транзакции приведут к платежам в фиатах.

Точно так же считается несущественным изменение сущности банковской системы, ее градации образа коммуникабельности для работы с криптовалютным бизнесом. Так, Калифорнийский Silvergate Bank, в документации, переданной для исследования IPO, сделал отчет о привлечении $ 1,7 млрд от 483 криптовалютных фирм, соединив такие известные, как Coinbase, Gemini, Kraken и bitFlyer. Таким образом, депозитная база существовала, сформированная криптовалютным бизнесом, но в принципе сознательно, как будто средства были только одинаково фиатными. В результате мы видим, что крупные инвесторы в криптовалютной сфере обходятся банковскими предложениями и не имеют никакого отношения ни к какой-никакой-ни к криптовалютной лавке, которая действует только с криптовалютой, как по инертности, так и по функциональным операциям, и к организации, которая приводит к прикосновению в фиате.

Криптосообщество сожалеет об использовании биткоинов?

Однако в том числе и это взаимодействие далеко не гарантировано. В Швейцарии, которая считается одним из наиболее благоприятных государств для криптовалют, небольшое количество банков раскрывает счета для таких организаций. На Кипре и в Индии существует запрет на обслуживание с криптовалютными организациями, и крипто-энтузиасты действуют над конфигурацией окружающей среды.

Между тем, криптосфере не хватает одной идеи о том, как работать с 1 криптовалютой. Так, аналитик Джимми Сонг клялся, что лучше использовать в платежных целях не биткоин, а Фиат из кредитных карт. Логика здесь такова, что лучше сохранить криптовалюты и никак их не растрачивать, желая, с другой стороны, как же тогда существовать с тем, что по логике создателя биткоина Сатоши Накамото, его цель-начать вытеснять Фиат? Не так давно мировоззрение Сонг подверглось критике со стороны создателя подкаста Colin Talks, а криптоаналитик Тони Вайс считал, что тратить биткоины впустую важно, если начинается бедность и если нет желания покупать их снова позже. Конечно, как бы в этом сценарии, общее создание криптовалютных банков, которые формируют депозитную базу и проводят все свои операции только в криптомонетах, а не каким-либо образом в любом-или Фиате, практически невозможно для текущего эпизода.

Премьер-министр Российской Федерации: «нам нужно готовиться к чему-то другому…»

Значит ли это, что у скамеек есть все шансы не бояться своего родного пространства в грядущей денежной системе? Например, большинство банкиров в Бельгии убеждены, что для их организаций нет места. Коллеги-бельгийцы из-за рубежа, из ФРС США, выражают восторг тем, что финтех-фирмы настроены реорганизовать банковское подразделение,и их формирование ближе нельзя игнорировать. Тот факт, что криптовалюты, вероятно, досконально доказаны премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым: «если говорить о числовой повестке дня, то цифра, наверное, такая сетка, на складе которой сейчас все развернуто. Здесь надо выделять как можно скорее, так как иначе мы действовать не можем. Он также подчеркнул, что » к чему-то еще нужно быть готовым…», дав понять, что формирование передовых денежных разработок имеет возможность иметь огромные результаты.

15 января Медведев предупредил тех, кто хочет» похоронить » криптовалюты, как будто эта акция их не заслуживает, и надо создать в этой акции «ясные и черные стороны», вроде хоть какого-то финансового процесса.»Интересно, что 2 влиятельных госслужащих российского руководства, министр финансового развития Максим Орешкин и вице-премьер Максим Акимов, несмотря на весьма подозрительный взгляд на криптовалюты, упомянули основные факторы, которые появляются в связи с нынешней акцией. Так, Орешкин направил интерес к тому, что благодаря криптовалютам приходят огромные инвестиции в формирование новейших разработок, а Акимов объявил, что денежные сервисы, развивающиеся на складе криптомонетов, имеют потенциал стать таковыми.

США и Российская Федерация ждут от Венесуэлы замены банковской системы

В США и России существует сознание, что монетарные разработки имеют большой потенциал, но реакция на них, вероятно, более осторожная-осторожная, или, как в случае с SEC, в том числе и очень опасная. Но, несмотря на наличие криптовалютного парадокса в жизни этих государств, по-настоящему прорывные действия происходят и в других странах.

Венесуэла начала переводить все народные банковские счета на муниципальную криптовалюту Petro, но если об этом шаге еще можно подумать, принимая во внимание недисперсный характер этой криптовалюты, то сбор налогов под видом различных криптовалют в бютже власти при отсутствии их перевода на фиат банками более пристально считают существенным. Кредитные организации становятся все более любопытными, чтобы заманить наркотики на склады в криптовалютах. Понятно, что такое формирование феноменов в банковском секторе Венесуэлы было следствием гиперинфляции, утраты доверия населения к округу СКВ, как только криптовалюты, существующие у владельцев стоимости, принимаются в качестве увлекательного актива.

Естественно, что ситуация имеет возможность пойти по другому пути: если в Венесуэле запрос на криптовалюты в банковской системе существовал сформированным сообществом, а не доминионами, то в случае внезапного удешевления традиционных активов в резервах основных банков, да еще до воздействия таких денежных наказаний, у стабилизаторов есть все шансы начать замещать их криптовалютами, за которыми следил в течение 2019 года криптограф Ник Сабо. В этом случае выборка основных банков приведет к модификации банковской системы в целом по венесуэльскому сценарию. Но, как видели братья Винклвосс, для того, чтобы золото было заменено криптовалютами, необходимо соответствующим образом подстраиваться, то есть все артачится в желании самих стабилизаторов.

Оплошности стабилизаторов ускорят исчезновение банков и переход на криптовалюты

Сценарий, рекомендованный Ником Сабо, имеет возможность быть реализованным в отдельных государствах, но при полной конфигурации в банковской системе, которая приведет к прогнозированию необходимости его предложений, есть все шансы вмешаться из-за ошибочных действий стабилизаторов. Критические новости для торговли криптовалютами приводят к росту репутации покупки и реализации количества криптокоинов на распределенных платформах. Если темпы роста потребности финтех-фирм в оплате не компенсируются фиатными рецептами от банков, то бизнес все чаще будет переходить на прямые платежи в криптомонетах. И, вероятно, она будет протекать не только через ICO, которое становится очень проблематичным в категории государств, но и через криптовалютное кредитование.

В своем собственном порядке это, вероятно, приведет к наибольшему распределению заработной платы по криптомонетам, то есть к зарождению совершенной криптовалютной экосистемы, в месте которой сами криптовалюты станут центром всех необходимых банковских услуг. В такой ситуации потребность в лавочках начнет грубо падать, и это, вероятно, будет ближе к основному «банковскому бегу», как только станет невозможно избавиться от кредитных организаций: у стабилизаторов просто не хватит ресурсов. Правда, Фиату не разрешат печатать и кормить лавочки мобильностью, но в этом варианте модификация банковской системы приближается в соответствии с венесуэльским сценарием. Таким образом, если стабилизаторами станут всевозможные способы содействия формированию криптовалют, в которых происходят колебания, то скамейки смогут оставаться довольно долго, но чем больше будет попыток ограничить распространение криптомонет, тем скорее приблизится время, как только банковские услуги перестанут существовать в сообществе.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ