Электронная Эстония на блокчейн

Абсолютная цифровизация, безопасность на уровне блокчейна, отсутствие социально-политических поджигателей, а глава страны настолько близок к народу, как будто не удерживается от строчения бардовских колонок в СМИ. Это звучит как утопия из фильма о будущем. По прецеденту-наверное, реалии прогрессивной Эстонии. В то время как 99% государств заняты бумажной работой и тонут в бюрократии, жители маленького прибалтийского государства из бывшего СССР уже давно имеют электрическое гражданство, избирают президента по телефону, а их собственные интересы защищаются при поддержке блокчейна. Это не тот случай, когда штаб-квартира ИТ-Агентства Европейского Союза находится именно в Эстонии. Австралия и Китай только наращивают свои усилия, чтобы следовать по пути криптотехнологий, в то время как Эстония следует за ним более внимательно. Как же это случилось? Как именно это работает? Неужели все действительно так здорово?

Трудный путь к электронной галактике

Более четверти века назад Эстония существовала в составе СССР и в то время имела те же преимущества и недостатки, что и Российская Федерация, окраины и Белоруссия. Однако в штате, буквально таким образом, я застрял в очереди из-за отсутствия колбасного мяса. Но с 1991 года, как только российский альянс раскололся и Эстония стала независимым государством, все правила изменились.

Сразу после распада СССР Эстония существовала как мизерное государство с принципиальными намерениями построить эффективное и демократическое, а не революционное сообщество. Администрации хотели внести конкретные изменения во все сферы жизни, но у них не было ни средств, ни возможностей для этого. Все должно было начинаться с чистого листа.

Подумав обо всех «потому что» и «против», они решили пойти на серьезный риск — произвести расчет цены на числовую модель и паутину. Больше никто из посткоммунистических государств этого не делал. Руководство хотело, чтобы муниципальные, налоговые и общественные работы работали не только очень хорошо и непосредственно, но и были действительно удобными, не опасными и легкодоступными по всей стране, в том числе и в отдаленных деревнях.

Реализовать нечто подобное можно было только с помощью информационно-коммуникационных разработок. На данный момент это, наверное, выглядит естественно, но в 90-е годы это выглядело как очень опасная идея. Почему? Поэтому, как будто ни у кого не было паутины, пятьдесят процентов власти не имели никаких телефонов, а единственный независимый контакт с внешним миром осуществлялся через скрытый мобильный телефон премьер-министра. Никто не мог знать наверняка, что паутина захватит всю планету.

Несмотря на это, эстонцы вложили все свои скромные ресурсы в «интернетизацию» населения: здания, средние школы и общественные пространства начали предоставлять частички доступа к сети. Почти все их бывальщины безвозмездны. Нельзя утверждать, что этот риск был сразу оправдан. Первое десятилетие автономии было довольно трудным, но оно дало всей эстонской общине стимул для численного скачка в будущее. Этот скачок в религии изменил основы эстонской общины почти во всех сферах жизни. Молодые компьютерные таланты возвращались домой из средних школ и начинали «оцифровывать» своих собственных матерей, пап, старушек и дедушек. Зрелые люди видели виды-брали домашние компьютеры и вкладывались в новейшие разработки.

Самое удивительное, что эстонцы никогда не практиковали никакого развития с нуля. Постоянно то, что они вкладывали в муниципальную систему, было кем-то более тесно создано и кем-то использовалось. Как лидер, личные фирмы. В результате появилась базовая числовая инфраструктура, которой не было ни в одной сеточной системе. Сейчас Wired называет Эстонию адептом «самого-самого современного численного сообщества в мире», Forbes — «лично численным государством», а Барак Обама сожалеет, что в свое родное время не обзвонил эстонцев перед источником сервиса через муниципальный Интернет-сайт о здравоохранении.

Сейчас большинство госуслуг работают в режиме онлайн 24/7, и единство этих сервисов гарантировано развитием блокчейна. По крайней мере, у какого-то жителя есть возможность заплатить налоги, помчаться к врачу или даже купить машину, не выходя из здания. Умиротворение большая часть (около 99%) всех способностей понятна через сеть. Эстонцы «встают с дивана» только в определенных вариантах, например, если им нужно выйти замуж или купить недвижимость. Однако, в том числе и в этой версии, безличная «бумага» никак не будет издана. Все договоры купли-продажи и ипотеки сохраняются в Интернете.

Нынешний политический деятель страны строится на естественных принципах: зачем торчать в очереди с бумажкой, свидетельствующей о твоей персоне? Зачем, если вам разрешено действовать именно так, ведь это здорово, как Amazon, Facebook и другие сервисы, в которых достаточно распространена регистрация и пара кликов мышью? Согласно какому-то непонятному и непонятному фактору, люди традиционно ожидают лучшего обслуживания от личных фирм, чем от личного менеджмента.

Президент страны Керсти Кальюлайд говорит, что Эстония, вероятно, является совершенно другим вариантом. В 2020 году граждане подобны акционерам, и работа муниципального отдела не имеет возможности позволить себе существовать хуже, чем платные веб-фирмы. Эстония стала центром численного развития и первой страной, которая интегрировала разработку блокчейна в свою собственную деятельность.

Числовая идентификация файлов и электронная резидентность

В остальном мире Содержание числовых удостоверений личности источника было поднято условно не так давно, но в Эстонии граждане завладели соответствующими электрическими актами в середине двухтысячных годов. Снаружи цифровой документ, удостоверяющий личность, выглядит как обычная идентификационная карта со встроенным чипом. Морально-наверное, это сложный промышленный аппарат, который к 2020 году отрастил солидный ореол функций и способностей.

Эстонцы используют электрические карточные игры для:

  • Пересечение границ в Европе;
  • Подписание актов (с приказом ловок медли);
  • Оформление заказов на мед, нотариальные, налоговые и другие муниципальные и платные услуги/Услуги;
  • Сборы штрафы и налоги;
  • Интернет-голосование, в том числе во время государственных выборов;
  • Приобретение различной информации из различных реестров;
  • Идентификация лица при входе в интернет-банкинг и другие веб-сервисы;
  • Или элементарно для отправки зашифрованных сообщений.

За последние 15 лет эстонцы показали цифровую подпись более 400 миллионов раз. Наверное, больше, чем во всех штатах вместе взятых. Источник.

Повсюду используются электрические удостоверения личности. Здесь они уже давно стали общим и повседневным действием, а не каким-то «атрибутом из будущего», как в других странах бывшего СНГ. Естественно, что в таких критериях главной задачей страны является обеспечение соответствующей правовой базы. Электрическая идентификация и все действия, которые она абсолютно поддерживает, защищены законом. Цифровая подпись на 100% законна, так же как у нас есть пользовательская подпись. Голос в Интернете равен голосу, данному во время вашего собственного посещения выборочного сайта с удостоверением личности и ручкой. Сами граждане находятся под этой уголовной обязанностью из-за сохранности цифровых документов, удостоверяющих личность. Если кто — то другой использует вашу идентификационную карту по вашей собственной неосторожности-в лучшем случае вас ждет штраф и/или исправительные работы, в худшем-тюрьма.

Переход к численной модели при отсутствии бюрократии не только освободил людей от необходимости посещать те или иные площадки и потом торчать в очередях, но и позволил правительству зачастую экономить миллионы евро в казне. Обычно эта модель экономит 2% ВВП и 1400 рабочих часов в год. Большая часть этого, вероятно, все же дала толчок технологическим стартапам. В Эстонии плотность «единорогов» (стартапов с рыночной ценой более $1 млрд) составляет 4 фирмы на миллион человек.

По словам президента, сейчас главная задача власти-гарантировать качественное государственно-частное партнерство, чтобы руководство, люди и платные фирмы получали выгоду от численных услуг. Например, прецедент использования муниципального идентификационного устройства в интернет-банке повысил доверие к денежным основаниям и освободил их от необходимости использовать персональные системы активации.

После фуррора на государственной арене муниципальная модель численной идентификации и предоставления услуг стала более тесно формироваться за пределами Эстонии. С конца 2014 года в государстве действует программа для иностранных лиц-электронное резидентство, которое в простонародье называется «электрическое гражданство». Это, вероятно, числовая идентификационная карта, которая гарантирует людям во всем мире доступ к публичным интернет-предложениям, которые ранее были легко доступны только жителям Эстонии. Согласно прецеденту, карта не дает ни гражданства, ни вида на жительство, но, несмотря на все вышесказанное, она отчуждает комфортную вероятность жителей других стран учиться предпринимательству здесь. Однако одно из главных преимуществ программы электронного резидентства заключается в том, что время от времени, купив цифровую ID-карточную игру, коммерсанты имеют все шансы оформить заявление на получение краткосрочного вида на жительство в Эстонии.

При поддержке e-Residency разрешается проживание, находясь при этом в совершенно другой стране:

  • Создайте компанию в Эстонии и управляйте ею;
  • Подать заявку на открытие банковского счета, использование интернет-банкинга и международных платежных систем;
  • Подпишите и отправьте документы;
  • Декларируйте и платите налоги онлайн.
  • Программа электрической резиденции оказалась успешной и привлекла предпринимателей из разных уголков планеты. Этот эпизод зафиксировал больше всего 60 000 «электронных резидентов» из 165 стран сетки, которые бросили больше всего 10 000 фирм. К слову, буквально такая схема имеется, в том числе у Папы Римского и других известных людей — в Эстонии любят дарить подобные подарки знатным гостям.

e-резидентство ID-карты. Источник.

Блокчейн X-Road и KSI

В основе электрической Эстонии лежит сеть X-Road-численный костяк всей страны. Вероятно, это разрозненная муниципальная сеть с явным исходным кодом, на котором базируется вся инфраструктура. Его главная задача-обеспечить быстрый и безопасный обмен информацией между различными органами, фирмами, службами и людьми.

Муниципальный Интернет-сайт, который осведомлен о цифровизации Эстонии, сообщает, что X-Road, вероятно, является «невидимой, но очень принципиальной средой, которая позволяет различным государственным базам этих электрических услуг, как в муниципальном, так и в личном секторе, объединяться и действовать согласованно.»

Х-дорожной сети является числовой базе. Источник.

В рамках этой схемы действует более 2700 различных служб. Несмотря на то, что X-Road был запущен впервые еще в 2001 году, он постоянно совершенствовался и к 2020 году изменился до неузнаваемости. В этом эпизоде его главной характерной чертой и одновременно главной загадкой furror является внедрение блокчейн-разработки. Локальный вычисляемый реестр был изобретен Guardtime и перемещает название KSI (Keyless Signature Infrastructure). Это позволяет вам защитить их так, чтобы они не могли быть стерты или скопированы.

Эстонцы всегда имеют преимущество знать и контролировать все, что исходит из их числовых значений. Человек сам выбирает, кто имеет возможность получить доступ к его информации и к любой конкретной. Например, учителя имеют все шансы стать критиками в свое время, но не имеют всех шансов просмотреть хронику болезней учеников. Существует сложный процесс фильтрации и жесткого ограничения. Если кто-то смотрит на эти документы человека или получает доступ к ним без разрешения, то его заманивают к уголовной ответственности. Вероятно, коснется и госслужащих. Вмешательство в социальные основы этих систем не имеет возможности остаться незамеченным (в том числе и при повседневном просмотре), так как не имеет значения, какой вид энергии усиливается при поддержке системы мимолетных трюков, созданной на блокчейне. Вводя уголовную ответственность, Эстония защищает эти права не только с юридической, но и с правовой точки зрения.

Конечно, как и в числовой модели состояния, степень бесспорности, безопасности и секретности больше, чем в аналоговой «картонной»модели. Поскольку классические документы и ссылки имеют все шансы существовать, их просто убивают, крадут или просматривают. Яркий пример-Гаити: в 2010 году в результате землетрясения почти все записи о недвижимости пришли в негодность, и люди до сих пор спорят о том, кому что принадлежит.

Принцип работы блокчейн-сервиса KSI отличается от тех, к которым пристрастилась криптоиндустрия. Он никоим образом не защищает саму информацию, а только покрывает хэш-значения, связанные с обычными серверами. Вероятно, числовые следы первых из них. То есть вся информация в схеме x-Road здесь хэшируется, а ее достоверность просто проверяется с помощью поддержки разработки блокчейна, но конкретно в свойстве помещения блокчейн никак не используется — он только дает ответ из-за безопасности. Согласно официальной версии, правительство таким образом защищает информацию от недостатков блокчейна, гарантируя при этом высочайшую скорость и безграничную масштабируемость.

Блокчейн KSI укрепляет все виды конфигураций. Источник.

Особенность эстонского блокчейна бросает тень опасности на обычные серверные сессии. Для страха действительно есть оправдание. В 2007 году районная администрация приняла решение убрать медно-бронзового солдата из сада в Таллине, и на этом фоне они стали жертвой серии кибератак, исходящих с российских IP-адресов. Определенный объем муниципальной работы в то время, как суд и бизнес вышли из состава учредителей. После этого события Эстония решила принять много мер из-за усиления мер безопасности.

На данный момент, из-за кибербезопасности, сознательно сформированное подразделение НАТО дает ответ, и с 2017 года запасные копии всей информации сохраняются в Люксембурге для варианта боевых или глубоких хакерских атак. Эстония стала главным правительством, как правило, раскрывающим «представителей этих» в других государствах.

Представительство этих стран. Источник.

На данный момент X-Road совместно с блокчейном ksi используется в медицинской науке, коммерции и практически во всех других сферах бизнеса.

Пример 1. Проверка актов

Водитель машины медицины не должен иметь преимущества водителя. Сотрудник полиции может использовать X-Road, чтобы сделать запрос от основания этих туристических органов к объекту наличия лицензии. Все, что нужно сделать водителю, — это предъявить числовую идентификацию человека. Наверное, все-таки задевает все остальные проверки актов, связывающие дипломы и чаевые.

Пример 2. Медицинская наука

Никто не имеет возможности получить доступ к лекарству без разрешения пациента, и всякие цели, в том числе и ошибочные, укрепляются. Изменить или отключить запись невозможно. Вероятно, это не только исключает манипуляции с ними и гарантирует высшую врачебную обязанность, но и позволяет эффективно реагировать в виде ошибочно назначенных лекарственных препаратов или невежливых дач. Прежде всего, поскольку все рецепты выписываются непосредственно на идентификационной карте, недостаточно просто запомнить название лекарств, среди прочего. Все, что вам нужно сделать, это отправить числовой идентификатор в аптеку и получить правильный продукт.

Другие примечательные прецеденты

В заключение приведем еще несколько увлекательных прецедентов из сетки числовой Эстонии:

  • Биткоин здесь общепризнан как способ оплаты, а не как богатство, как в США, например. Почти все страны принимают криптовалюту к оплате.
  • Криптоиндустрия в целом воспринимается благосклонно. Этот прецедент вкупе с преимуществами программы электронного резидентства посеял желание бизнесменов раскрыть здесь криптовалютный бизнес в соответствии со всем миром. В Эстонии зарегистрировано более 700 криптовалютных и блокчейн-компаний с иностранными акционерами.
  • Вероятно, 1 из первых государств, которые объявили о своих намерениях в соответствии с запуском государственной криптовалюты. Самое главное, что руководство хотело разделить монеты с помощью ICO. Но это намерение случайно обернулось после оценки Марио Дреджера-бывшего председателя главной скамьи евро. Принимая во внимание, что это, вероятно, произошло потому, что содержание запуска CBDC стало мейнстримом, можно предположить, что Эстония все же вернется к этому вопросу, но ближе к новоиспеченному макету.
  • Программа X-Road все ближе выбиралась из границы государства. В 2017 году был создан канал X-Road между Эстонией и Финляндией для обмена ими. Эта сеть более тщательно тестируется властями Финляндии, Азербайджана, Намибии и Фарерских островов.
  • На данный момент никаких зафиксированных вариантов беззакония по районной числовой идентификации зафиксировано не было.
  • Блокчейн KSI используется в работе НАТО, агентства информационного развития Yes и Министерства обороны США.
  • Скептики говорят, что KSI, вероятно, ни в коем случае не блокчейн, а всего лишь сервис для шифрования хеширования мимолетных трюков. Самое главное, Guardtime разработал KSI еще в апреле 2008 года-после выхода биткоина, а позже перевел свой собственный продукт «от хеширования мимолетных трюков» к «разработке блокчейна».
  • В январе 2017 года эстонская биржа NASDAQ протестировала e-voting — систему голосования для круга акционеров компании, которая работает на блокчейн-разработках. Опыт оказался удачным — стоимость розыгрыша голосов снизилась, а сам процесс-ускорился. муравей. замедленный.
  • В 2017 году администрация отменила промышленный изъян в ID-картах. Владельцам ранних версий никак не удавалось обновить Интернет, и им фактически приходилось обращаться в полицию, чтобы приобрести новейшие устройства. В какой-то момент социальные сети наполнились «страшными хрониками» о необходимости торчать в очереди из-за сервиса. После 20 лет отсутствия очередей граждане оказались явно не готовы терпеть их снова.

Заключение

Эстония убедительно показала, что сверхтехнологичные силы на блокчейне-это не фикция, а реальность. Вероятно, это прекрасный пример того, насколько эффективным может быть развитие распределенного реестра в экономике государства. В представленном варианте все в Барыше-это жители района, фирмы и само правительство.

Естественно, что выборка небольшого прибалтийского государства с населением в 1,3 миллиона человек не может рассматриваться как реальная гарантия того, что представленная модель будет успешной в других государствах. Но крайние абстрактные исследования Австралии, Китая и ОАЭ оправдывают то, что она, вероятно, станет именно такой. Как все будет формироваться на практике — мы спросим более внимательно в этом десятилетии.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ