Криптовалюты официально признаны деньгами — что будет дальше?

Начиная с 1 мс в южноамериканском штате Вайоминг действует закон SF0125 «числовые активы», который порадовал практически всех сторонников криптовалют. В редакции Decenter еще в начале декабря 2018 года стало ясно, что в Вайоминге собирается категория профессионалов, готовых взять на себя определенную роль в работе над законопроектом о криптовалютах. 4 декабря Декентер направил главарям письмо, в котором выразил поддержку их инициативе. Через 4 дня был получен протест от Стивена Люпьена, исправного вождя «рабочего класса штата Вайоминг в соответствии с модификацией Высшей прокламации с особыми проявлениями собственности», в котором была выражена благодарность за солидарность.

Затем появилась Служба с комиссией в соответствии с банковской эффективностью штата, госслужащие от которой требовали обосновать необходимость регулирования этой сферы, так как, например, их коллега в штате Пенсильвания не спешил обращаться в суд, как будто криптовалюты, вероятно, не являются денежными средствами ни в коем случае. И желая такого легального разворота, чтобы иметь возможность начать угнетение, он нашел себе довольно большой плюс: департамент, в соответствии с банковской эффективностью и значительными ценными бумагами государства, решил, что независимо от того, какая торговля числовыми активами не нуждается в лицензировании и не подпадает под действие каких-либо законов или законов, очерчивающих деятельность на денежных рынках, связывающих службу со значительными ценными бумагами. Криптовалюты бывальщины приняты ничем не означающими «фантиками», но если с моральной точки зрения могли бы, вероятно, существовать печально, то по прецеденту, вероятно, давали огромную экономическую волю в их применении.

В Вайоминге они решили пойти по другому пути-добиться такого, чтобы криптовалюты принимались с помощью денег. Главное преимущество этой договоренности заключается в том, чтобы заставить скамейки действовать каким-либо иным образом, кроме как с деривативами для криптовалют. Более того, вопрос о выпуске основного выходного денежного устройства для биткоинов-Bitcoin ETF-до сих пор остается неясным, несмотря на то, что братья Винклвосс сделали битву за него главной целью своей собственной эффективности. Между тем взятые по закону в Вайоминге скамейки не будут раскрывать крипто — депо, а смогут показывать кастодиальные услуги в соответствии с такими активами, однако пользуются ли подобные услуги большим спросом-возможно, даже непонятно.

Стремления рабочего класса Вайоминга, включавшего в себя большой круг профессионалов и профессионалов, среди которых были адепты как Демократической, так и Республиканской партий, были увенчаны фурором. В результате 31 января Сенат штата принял законопроект с 28 голосами «Потому что». Сенатор Вотан существовал «против», и Вотан занял промежуточную сделку и никак не голосовал. В результате весной в Вайоминге происходит разделение всех числовых свойств на 3 категории:

1-е-вероятно, «числовые узкопотребительские свойства», которые трактуются как еще один Вотанский вариант нематериальных свойств.

2-й — «численно значимые ценные бумаги», на которые распространяется действие соответствующего законодательства.

3 — «условные СКВ» — нематериальные активы, которые подлежат использованию в интересах собственной личной идентичности и которые рассматриваются как средства.

В Пенсильвании криптовалюты — это «обертки», но SEC может ими заинтересоваться

То ли приобретенный законодательный результат в Вайоминге считается победой, то ли лучше выбрать общепринятый в Пенсильвании вариант: криптовалюты-вероятно, не занимают никаких стабилизаторов «обертки», которым позволено крутиться как им заблагорассудится, пока SEC вдруг не решит, что любая из этих «оберток» является значимой ценной бумагой. И, вероятно, признание тогда для эмитентов таких денежных устройств обещает штрафы, необходимость вернуть заманиваемые наркотики из-за токенов, как, вероятно, произошло с ICO Paragon Coin и CarrierEQ, а еще есть возможность произойти с токенами Kin.

Поскольку Вайоминг вводит в оборот криптовалюты, которые используются только для приобретения, продажи товаров и услуг, а не считаются вкладываниями предметов из предыдущих актов законов по важным бумагам, в конце января направляются проценты в Австралийское казначейство, осуществляя собственные фотографии в новостях ICO, то под любую криптовалюту вступят в силу, но все они допускают важные бумаги, а не средства.

Германия Год назад признала, что криптовалюты, вероятно, являются фондами

Несколько законодательных макетов имеют свою собственную индивидуальность. Если говорить о теории «криптовалюта-наверное, значит», то она из прошлого года. Так, 27 февраля 2018 года на сайте Министерства финансов Германии появился акт, в котором было принято, что раз фискальные органы страны собирают налог на добавленную стоимость (НДС) при покупке товаров и услуг с помощью биткоинов, то биткоин признается собственностью валютного препарата. При этом госслужащие германского валютного ведомства ссылались на заключение 5 — й палаты трибунала Европейского Союза от 22 октября 2015 года, в котором сообщается, что если какое-либо имущество используется в качестве экономических посланников при мошенничестве и взыскивается НДС, то это, вероятно, означает, что эти активы выполняют основную функцию денежных средств-платеж. После заключения немецких торговцев прошел почти год, но правительство не указывает на какой-либо активный рост намерения распространять криптовалюты, так как у государства есть только 3 криптомата, в которых разрешено покупать криптовалюты.

Стабилизаторы боятся в том числе и CBDC

Стоит признать, что то, как Вайоминг и Германия направляются к признанию криптовалют с помощью средств, вероятно, является освобождением от верховенства закона. В этом сценарии, с точки зрения стабилизаторов, можно скрыть риск потери доверия к фиату, если выяснится, что криптовалюты являются наиболее эффективными валютными лекарствами, а не купюрами и монетами. В частности, именно поэтому идея запуска CBDC, муниципального криптомонета, выпущенного банком-стабилизатором, получила отрицательное заключение 7 февраля от главного судейского корпуса Южной Кореи. Напомним, что 20 октября 2018 года в этот суд пришел глава судебной коллегии в Стране восходящего солнца. В двух вариантах это не мешает криптовалютам быть предметом купли-продажи и даже в том числе использоваться в качестве платежного средства в тысячах торговых центров.

При этом администрация этих 2-х Штатов положительно относится к стаблкоинам, привязанным к окружному Фиату, создавая в своих элементарных числовых «следах» те фонды, которые они возобновляют контролировать. Самое главное, что stablecoins, выброшенные не правительством, а личными организациями, в некотором смысле поддерживают название Fiat, придавая ему самый актуальный, «числовой» образ, учитывая усеченную область его путешествия.

На муниципальном уровне подобная токенизация станет очень глубокой и буквально определит вопрос о будущем авансированных средств-вопрос, который готов решаться до тех пор, пока практически все стабилизаторы не будут каким-либо образом устранены. Аналогичная идея летает и в Королевской скамье Земли, но в том числе и после этого не готовы сделать шаг навстречу ЦБДК. Между тем, переход на муниципальные криптовалюты с помощью суда хотя бы некоторых бывших Фиатов из апелляции показывает его способность для страны увеличить сбор налогов в бютже. Новости о криптовалютах с юридической точки зрения часто делаются практически неразрешимыми: рукоделие какой-то точки зрения со стороны производителей означает не только плюсы и минусы для криптовалютного общества, но и собственные опасности и возможности для хотя бы какой-то страны.

Фавориты в правовом регулировании криптовалют-полномочия перед наказаниями США

В частности, власти, которым грозит наказание, усиленно работают над легальной специальной регистрацией наличия криптовалют. Феноменально, однако, сложная финансовая ситуация в Венесуэле, но не столь несомненно вялая, привела к тому, что в любом государстве отсутствует сетка: законодательное преимущество закреплено для введения налогов хотя бы с некоторых криптовалют и их введение разрешено для покупки продуктов и услуг. В штате источник год фактически закончился тем, что стал доступен Фиат, и все самое большое количество венесуэльцев, правительство предоставляет карточную игру, кои находится на начислении экономического лекарства в виде государственной криптовалюты Petro — как небольшое социальное пособие, оплачиваемое всем этим способом и оплачиваемое муниципальными служащими.

Еще одно государство перед наказаниями, Иран, выбросило 2 муниципальных криптовалюты, но запретило использовать (но не принимать-торговать) другие криптовалюты в собственность платежного метода из-за продуктов и услуг.

Тогда, как будто российский рубль, вероятно, является единовременным платежным средством, есть убеждение не только ЦБ РФ, но и общественно-политического руководства РФ. Этот тезис считается базовым для определения правовой судьбы криптовалют в государстве. В этом случае Российская Федерация готовится активно забрасывать криптовалютные «песочницы», в рамках которых будут разрешены расчеты с помощью криптомонетов.

Практически во всех государствах полный запрет криптовалют никак не рассматривается

Проверка правового регулирования криптовалют в государствах показывает, что оно строится чаще всего только не в соответствии с принципом полного запрета или дозволения только всего, а на основе таких понятий, как «здесь разрешено, а здесь нельзя». Вероятно, готовится непрактичное построение универсального, межгосударственного выравнивания по криптовалютам, но, похоже, сближение этих методов во всех государствах, связанное с уходом Венесуэлы, — вероятно, рвение защитить Фиат от конкуренции со стороны криптовалют, что было бы опасно для эмиссионной монополии. Каракас, по сути, отказывается от этой монополии, чтобы позволить себе весьма обширную конкуренцию за Петро со стороны всех криптомонетов.

Действуя таким образом, правительство, вероятно, объясняет (себе и венесуэльцам), что таким образом оно хочет решительно разорвать бизнес с американским долларом, продвигая более тесно на уровне концернов идею продажи нефти сообщниками картеля не из-за южноамериканской СКВ, а из-за криптовалюты. Таким образом, дедолларизация внутри одной державы стала неосуществимой в отсутствие такой вещи, как не начать, предположительно, создавать серьезные опасности снижения спроса на главный Фиат в мире — доллар США.

Реакцию южноамериканских администраций легко предсказать: они хотят защитить доллар США, борясь с действительно опасными для него мыслями довольно агрессивно — как будто любое правительство готовится, как только речь заходит о защите Фиата внутри него. Криптовалюты во всех вариантах, в связи с выводом Венесуэлы из кризиса, на данный момент не составляют реальной конкуренции для фиата. Отседова заслуживает того, чтобы подождать, как бы на том или ином этапе большинство общепризнанных мер не стали пригодными в новостях о криптовалютах в безусловной массе грид-государств, до тех пор, пока они не получат по-настоящему глобального распространения.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ