По каким причинам Ethereum стал главным внутри Великого китайского файрвола?

Китай-поистине уникальная страна, которая каким-то необычным образом соединяет 2 несовместимые причины. 1-й — большой научно-технический подъем, 2-й-высокая степень цензуры, насыщенная планом «Золотой щит», известным как «большой китайский брандмауэр». Китай яростно цензурирует весь веб-контент, а также блокирует YouTube, Twitter и Facebook, заставляя людей помогать «русскому деятелю». Но эфириум чувствует себя здесь великолепно. В частности, платформу Виталика Бутерина районные блокчейн-создатели используют только активнее, несмотря на обилие» странных аналогов», таких как NEO. Гегемонии Эфириума внутри странного брандмауэра никоим образом не препятствует ни государство происхождения, ни децентрализация, ни явный исходный код, ни техно-живучесть цензуры. Почему все должно быть именно так? И как долго администрация будет прикрывать голову ока?

Как работает большой китайский брандмауэр?

Задача «милого щита» — гарантировать муниципальную безопасность не более страшной, чем в родное время, большой странной стеной. Единственное отличие состояло в том, что стационарное здание защищало вас от физических опасностей, а брандмауэр-от численных. Из универсальной пальмы первенства в области веб-цензуры только наличие государств с режимами, как в Северной Корее, изолирует Небесную. Лично убедиться:

  • В Китае запрещены миллионы иностранных страниц и сервисов, и каждый, кто прикасается к базе «милого щита», дополняется совершенно новыми интернет-адресами. Администрация ни в коем случае не воздерживается не только от небольших фирм, но и от крупнейших мировых компаний, которые абстрактно имели бы возможность приносить пользу экономике и/или адаптировать жизнь граждан. В частности, большое внимание уделяется средствам массовой информации, поисковым системам, социальным сетям и репозиториям. Instagram Facebook, Twitter, YouTube, Yahoo!, New York Times, BBC, GitHub, Scribd, Wikileaks, Bing и все сервисы Google заблокированы в Китае.
  • Вместо этого почти на всех страницах есть врожденные аналоги. Местный Google, вероятно, Baidu, местный Twitter-Weibo. Поисковые системы и социальные сети очищают информацию в соответствии с потребностями Китайской Народной Республики, поэтому гуглить любой запрещенный Интернет-сайт просто нереально. Но на данном этапе они не удовлетворены.
  • Твердые запросы к контенту делаются изнутри запрашиваемых страниц. Все виды социально и политически чувствительных заметок, видеозаписей, рисунков или даже личной переписки, которые вызывают вопросы о воле слова и демократии, подвергаются здесь цензуре. Это самые распространенные из тех, что были использованы, связанные с сексом и религией.
  • Администрация старается следить за всей местной паутиной, потому что они следят за публичными интригами и мессенджерами круглосуточно: в отсутствие перерывов, выходных и праздничных дней. В данном случае он поддерживается сложным ИИ, который выполняет сканирование по основным словам в режиме 24/7. ИП людей, которые хотя бы раз были записаны в недоверчивую энергетику, вписываются в «темный список» и контролируются особенно кропотливо. Впрочем, и, наверное, не все.
  • Часто адепты администрации на самом деле видят людей, у которых много подписчиков в социальных сетях и огромное влияние на аудиторию, чтобы узнать об их намерениях и убедиться, что они никоим образом не сошли с «пути подлинности».
  • Отчасти затмевает нервы менеджмент и криптоиндустрия, в частности-ICO и криптотрейдинг, поэтому кажется, что эти направления достаточно абстрактны. Измерения проводятся в двух вариантах. Основное требование к монетам полностью запрещено, а ситуация с торговлей на рынке Форекс несколько иная. Большинство бирж, таких как Binance, до запрета не работали. Единственная крупная платформа, которая возобновляет обслуживание в штате-Huobi, тесно помогающая с управлением.

С каждым днем «милый щит» становится все более абсолютным, а цензура-все более требовательной. Добавляются новые фильтры, ИИ становится самым продвинутым, появляются новейшие запретительные устройства. Все, наверное, происходит с одной целью-заставить (именно так) людей бесспорно обожать свою страну и ни в коем случае не стесняться ни в ней, ни в действиях руководства. Вот почему администрации спешат контролировать всех и убирать контент, который угрожает муниципальному суверенитету. Их цель — хотя бы каким-то способом затмить голос несогласных.

Наверное, это не значит, что с самой мощной странной цензурой невозможно справиться. Чтобы нарушить внешние ограничения-смотреть видео на YouTube или заниматься серфингом в Google-китайцы используют VPN. Возможно, это стало настолько распространенным явлением,что администрация инициировала кампанию в соответствии с ограничением свободного доступа к VPN-провайдерам. В то же время ремесло не удовлетворяется очевидными запретами соответствующих страниц. Так, согласно иску китайской администрации, Apple отключила все дополнения с персональными условными сетками из окружного магазина приложений. Месяц назад приверженцы закона заключили китайский договор, кой внедрил VPN в личный график и заработал на этом $ 1,6 млн. Внушительная сумма поддерживает большой спрос.

С поддержкой VPN вы можете обойти внешнюю цензуру, но не врожденную цензуру. Чтобы преуспеть на этом поприще, жители идут на различные ухищрения, заменяя запрещенные слова метафорами и синонимами. Вероятно, это время от времени срабатывает. Кпримеру:

  1. Как только люди обсуждают возможность нажать на «симпатичный щит», они описывают их как «академические методы серфинга в Интернете». Все элементарно-администрация никак не запретит слово «академик».
  2. Движение #MeToo против давления и сексуальных домогательств также стало вирусным в небе. Китайские женщины инициировали массовое распространение ситуаций, в которых присутствуют авторитетные лица. Это похоже на то, как если бы руководству КНР не нравились взгляды, к которым может привести движение, потому что знаменитый хэштег приземлился перед Ай-блокером. Чтобы избежать ограничений, некоторые пользователи назначили хэштег #MiTu (米 兔). Оно произносится именно так, но в переводе означает «рисовый зайчик».

Согласно прецеденту, некоторые создатели контента (традиционно особенно быстро) получают управленческое или уголовное возмездие за все, что они публикуют. Время от времени их также бьют из-за того, что делают другие люди. Например, администраторы массовых чатов в WeChat несут ответственность за высказывания всех участников. Разговаривая смело, с теми, кто занимает особо неугодные для руководства должности, счеты сближаются.

Иногда он, вероятно, выходит за рамки. Врач Ли Вэньлян публично выразил опасения, что в Ухане может появиться новый критический коронавирус. Вместо этого, чтобы быстро отреагировать на возможную опасность, спецслужбы заключили ли Вэньляна и заставили его отказаться от собственных слов. Он случайно «признался», что «распространяет слухи». В результате коронавирус прошла эпидемия и убила почти 1400 человек в середине того, что Сэм Ли Вэньлань. Число больных людей составляет 65 000 человек. Не так давно неизвестный человек увековечил память странного доктора в смарт-контракте на складе Ethereum, где находилась история его жизни. В общем, хэштег, распространяемый в соцсетях с пожеланием извиниться перед Вэньляном, фактически был заблокирован властями.

Почему Ethereum никак не запретят

Удивительно, что явный и свободный протокол Ethereum продолжает процветать внутри такого серьезного странного брандмауэра. Доступ к инструментам разработчика разрешается получать довольно свободно, как в США, Европе и других раскрытых странах грида, при отсутствии необходимости подключения VPN.

Картечь район блэкан-разработчики любят платформу конкретно Виталика Бутерина. В Китае криптосообщество Ethereum является самым неисчислимым и функциональным, несмотря на наличие изначально странных платформ. Разработчик Imtoken, пожелавший остаться анонимным, объяснил порталу Decrypt, что «Ethereum лично владеет правильной инфраструктурой». Гремит разумно, оглядываясь вокруг на существующие трудности доверия NEO и TRON.

При разработке рассредоточенных дополнений создатели выбирают качественные и проверенные наборы инструментов: Infura и Truffle. Они гарантируют прямой доступ API к платформе Ethereum и позволяют создавать практически все, что связано с разработкой блокчейна. Ни Инфура, ни трюфель никоим образом не запрещены доминионами. Пара устройств находится в открытом доступе.

Почему же все-таки «милый щит» не стал блокировать наверное соответственно? Обстоятельства как минимум 3:

  1. По сравнению с населением Китая-около 1,4 миллиарда человек — недостаточно людей используют устройства Ethereum. Масштабы «сложности» не достигают той величины, на которую обращают внимание районные спецслужбы.
  2. Первый приоритет отдается заказчикам, а не платформам для разработчиков. Все зарубежные социальные сети запрещены из-за этого, как будто они более охотно показывают (и показывают) свое влияние на людей. Запреты традиционно затрагивают те или иные продукты, но не устройства для их создания. Платформа Ethereum-это всего лишь 2-й вариант. Другими словами, руководство позволяет вам что-то осуществлять, но, вероятно, «если что-то» не должно возражать против стандартов «симпатичного щита».
  3. В последнее десятилетие Китай взял курс на глобальную реализацию развития блокчейна: он формирует государственную криптовалюту и доказывает, что фирмы могут объединить разработку распределенного реестра в свой собственный сервис. Таким образом, администрация также заинтригована тем, что специалисты RSK работают в области блокчейн-исследований, и они не хотят блокировать эфир для социально и политически неинициативных программистов. Больше всего, всегда есть шанс, что региональные крипто энтузиасты сделают что-то подобное, как будто это будет необходимо в соответствии с их руководством и, несомненно, поможет всему Китаю.

Будет ли Ethereum запрещен

Наконец, руководство перекрывает информацию, а не инструменты. И в частности, борьба с VPN идет только потому, что, как бы при ее поддержке, люди получают доступ к «любым вредоносным твитерам». Кстати, энергия китайцев в Твиттере, имевших к нему доступ через VPN, тоже отслеживается, а те, кто «распускал слухи» — имеют все шансы получить реальный срок.

Для этого эпизода достаточно одного сурового факта в новостях Ethereum — не так давно произошла блокировка Etherscan. Это также связано с тем, что блокчейн-браузер является специфически информационным ресурсом, а не набором устройств для разработчиков. Они заблокировали его, как будто кто-то использовал его для загрузки и предоставления несанкционированного контента. Например, ранее упомянутое движение #MeToo, столкнувшись с цензурой в социальных сетях, начало расширять сообщения внутри криптотранзакций. Таким образом, Новости #MeToo часто понятны именно через Etherscan. Новая версия с умным контрактом в память о Ли Вэньляне лишь подтверждает, что Китай все правильно устроил внутри своих собственных политических деятелей. Это забавно, как будто блокирующий сервис посеял создание «китайского эфира«. Районная версия позволяет просматривать транзакции, но невозможно протестировать исходный код смарт-контракта или прочитать скрытые новости (формат UTF-8 никак не работает).

Как бы он лично ни прикасался к платформам Эфириума, это вполне возможно только в том случае, если создатели не инициируют массовое отступление границы дозволенного, администрация никак не будет блокировать доступ к нему. Наверное, это отличная новость. Нехорошо, что взгляды политических деятелей имеют все шансы измениться, если такие варианты, как с #MeToo или медиком ли Вэньляном, будут становиться все более распространенными. Если же в результате платформа станет всемирно известной среди диссидентских масс, «взрывающих муниципальный суверенитет», то спецслужбы имеют все шансы упереться именно в протокол. Таким образом, чтобы объявить, чтобы остановить «root является вредоносным», как, вероятно, произошло с Google и Facebook.

В общем, в том числе и в том случае, если доступ к устройствам для разработчиков будет заблокирован, все они смогут справиться с «милым щитом» с поддержкой VPN и узнать свои собственные планы. Чтобы приостановить исследования на складе Ethereum, нужно будет придумать что-то более сложное. Наверное, думает и менеджмент.

Странный основатель компании по поставке криптографического программного обеспечения Maskbook Суджи Ян считает, что если спецслужбы инициируют кампанию криптоцензуры, то она распространится далеко за пределы блокирующих страниц. Эфириум в этой версии будет запрещен во всех социальных сетях и СМИ, а китайцы, зафиксированные в распространении криптоинформации в региональных или зарубежных СМИ, будут выявлены и привлечены к ответственности.

Но для этого эпизода нет достаточного повода бить тревогу: Ethereum возобновляет доминировать изнутри большого странного брандмауэра, и предпосылки, изложенные выше, дают гораздо больше оснований для уверенного сценария в будущем.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ