Почему закон США против шифрования несёт опасность Apple, Telegram и крипто-индустрия?

Ни для кого не секрет, что интерес Марка Цукерберга к криптотехнологиям никоим образом не отчуждает спокойствие крупных доминионов. Но, стабилизаторы США не хотят довольствоваться лишь попытками бойкотировать весы и готовят законопроект о полном запрете сплошного кодирования (end-to-end, E2E), что обязательно скажется на принципах работы сервиса Facebook. Новый курс госслужащих был объявлен ведущим прокурором США Уильямом Барром на последнем саммите в Белом доме. Официальная цель законопроекта-воспрепятствовать продаже детей и детскому порно. Если это будет воспринято, то таким компаниям, как Apple, Telegram и Facebook, придется отказаться от ажурного кодирования, сохранить все это на централизованных серверах и, согласно запросу, выдать ключи доступа руководству. Учитывая, что развитие блокчейна основано на кодировании, общество опасается, что этот законопроект угрожает всей криптоиндустрии. Подробнее о законопроекте и его влиянии на криптографическую отрасль и рассредоточенные деньги (DeFi).

Кому и зачем это нужно

Ведущий американский юрист Уильям барр без колебаний определил общепринятое мировоззрение, что ажурное кодирование помогает бороться с беззаконием. Против, по выражению главного защитника власти, она только способствует этому. Барр сказал, что теперь нарушители закона «полагаются на числовую информацию и интернет», и подтверждение их отвратительной эффективности зашифровано движущими силами глобальных фирм. Компании используют ажурное кодирование для создания «зон, свободных от закона». Генпрокуратура считает недопустимым, чтобы правоохранительные органы не имели доступа к чатам и сайтам, владельцы которых похищают детей для съемок порнофильмов, поощряют молодежь к употреблению наркотиков и проституции и даже продают женщин в рабство.

Таким образом, Министерство юстиции США никак не организует последующую ситуацию:

  • Нарушители закона используют развитие платных фирм для работорговли, съемки детского порно и познания о другой преступной деятельности, прежде всего связанной с детьми и дамами.
  • Из-за ажурной кодировки ФБР никак не может определить личности и адреса нарушителей закона. Больше всего прокуратура порой не получает элементарного обоснования прецедента совершения правонарушения из-за отсутствия доступа к цифровой переписке.

Барр не раз заявлял, что поскольку кодирование используется для повышения кибербезопасности, то оно обязано гарантировать защиту сообщества, предоставляя приверженцам закона «доступ к этим и новостям, как можно быстрее реагировать на незаконную деятельность«.

Сделку Министерства юстиции разделяют почти все южноамериканские производители. Так, сенатор США Линдси Грэм, считающая iPhone «пристанищем для нарушителей закона», и сенатор Ричард Блюменталь вместе со своими собственными командами создают свежий законопроект об»устранении оскорбительного и неуемного неуважения к интерактивным разработкам». Он был скупо назван «заработай это» (устраняя оскорбительное и безудержное пренебрежение интерактивными технологиями).

Подробности законопроекта

Закон предсказывает, что:

  • Платные фирмы обязаны выполнять запросы сформированной «Государственной комиссии по предупреждению эксплуатации детей в сети Интернет». Организация будет состоять из пятнадцати авторитетных южноамериканских государственных служащих, среди которых председатель Федеральной торговой комиссии (ФТК) Эдит Рамирес и министр внутренней безопасности Чад Вулф, а возглавлять ее будет не кто иной, как ведущий прокурор Министерства юстиции Уильям барр. Если в буквальном смысле, то их задача состоит в том, чтобы посоветовать «авангардные способы для генеральных поставщиков интерактивных компьютерных услуг, чтобы избежать эксплуатации детей в Интернете».
  • Если платные фирмы категорически откажутся следовать советам госкомиссии, они пойдут на уголовную пошлину в соответствии с муниципальными уголовными делами и гражданскими тяжбами, которые связаны с эксплуатацией детей. Как таковым им грозят штрафы, отзыв лицензий и запреты на знание бизнеса, а их сотрудникам и руководителям-в том числе казематные решения.

Большинство претензий стабилизаторов выглядят вполне сносными, например, поставка качественного материнского контроля и введение возрастных ограничений. Однако в середине всех плюсов есть еще один вотанский толстый минус. Таким образом, законопроект предсказывает, что сервисные подрядчики будут:

  • позаботьтесь обо всех этих объявлениях и переписке пользователей;
  • устраняйте страшный и криминальный контент, но в то же время защищайте его на собственных серверах под видом подтверждений;
  • уведомлять правоохранительные органы о преступных операциях и подозрительной деятельности;
  • по просьбе администрации необходимо предоставить необходимые данные.

Практически законопроект обязывает технологические компании следить за пользователями из-за спины, превращая веб-сайт в своего рода численное полицейское правительство.

Реализация законопроекта

Главная ведущая болезнь для компаний заключается в том, что они не готовы следовать советам комиссии в их нынешнем виде, даже если они абсолютно этого хотят. Дело в том, что почти все они используют сплошное кодирование (сквозное, E2E) в своих собственных мессенджерах: в массовых чатах и собственной переписке. Главное преимущество сквозного метода заключается в том, что:

  • новости шифруются на собственных аксессуарах пользователя;
  • они остаются зашифрованными во время передачи;
  • ключи расшифровки доступны только соучастникам переписки. В 3-х лицах, в таком количестве фирм, доступ к новостям элементарно отсутствует.

Вероятно, это означает, что Apple (iMessage), Telegram, Facebook (WhatsApp) и остальным компаниям придется изменить свои собственные взгляды на сервис и полностью отказаться от ажурного кодирования. Вместо этого они будут обязаны защищать ключи на своих собственных серверах, отслеживать частные новости и создавать бэкдоры с ключами дешифровки для Агентства государственной безопасности (АНБ), ФБР и других правительственных организаций. Администрация хочет получить некий «милый ключик» в Пакши, который открывает дверь ко всей переписке и собственным данным.

Последовать совету другого промышленного метода нереально. Невозможно сразу применить ажурное кодирование и гарантировать доступ к переписке руководства. Вполне возможно, что Уильям Барр и его собственные сотрудники либо совершенно сбиты с толку (либо не желают понимать). Таким образом, Генпрокуратура США не раз требовала «законного доступа к зашифрованным новостям«, пренебрегая основными техниками. единодушия.

Естественно, существуют различные коварные методы, к которым, например, пришел скайп. Но они предполагают подлинную ложь пользователей. Например, официально служба Microsoft обеспечивала ажурное кодирование, но согласно прецеденту она отслеживала всю переписку и отправляла ее в АНБ. Как только Эдвард Сноуден 7 лет назад выдал подтверждение этой слежки, разразился настоящий дебош.

Вероятный исход

Переход платных платформ на новый формат обслуживания вызовет массу проблем. Вероятно, машина повлияет и на преимущества людей по защите личной жизни, которые вроде бы ценятся руководством США. Естественно, все компании напишут в своих собственных пользовательских соглашениях пункты о добровольном согласии с новыми критериями и встанут на защиту себя от результатов. Для людей же, в конце концов, согласно прецеденту, он, вероятно, начнет греметь по-другому:»они никак не организуют услуги, никак ими не пользуются».

Но слежка за руководством-это половина проблемы. Как сообщают технические специалисты Apple, отсутствует метод предоставления доступа к переписке пользователей в правоохранительные органы при отсутствии намека на то, что кто-то решит использовать ее в беззаконных целях. Реализация программ принесет самые неприятные результаты:

  1. Создание «милого ключа»даст определенный уровень совершенства для хакеров, так как наличие хоть какого-то бэкдора открывает большие возможности для взлома.
  2. Сотрудники правоохранительных органов получат возможность использовать свои собственные данные и переписку, движимые собственным корыстным энтузиазмом. Например, коррумпированный чиновник имеет возможность продавать деньги нарушителям закона, а матерый сотрудник ФСБ может делать компрометирующие материалы и устраивать шантаж.
  3. Если США не обязывают компании отдавать эти деньги руководству, то Администрации других Штатов, вероятно, захотят сделать это с помощью этой возможности. В этом варианте опасность взломов, «сливов» и беспредела возрастет в разы, особенно если речь идет о состояниях 3-й сетки.

Безусловно, принятие данного закона затронет и обычных граждан, которые просто хотят сохранить свою личную жизнь. Никому это не понравится, как будто его переписка и эти собственные имеют все шансы попасть в руки соперников или злодеев, у которых есть возможность существовать на виду у всего, как будто это приятно.

Результаты для крипто промышленности

Для этого эпизода практикуемый закон не предусматривает ни малейшего действия на числовые значения, но приверженцы криптоиндустрии все равно боятся, что тогда закон «эволюционирует», выйдет за границы мессенджеров и коснется рынка криптовалют. Такое мировоззрение озвучил известный криптоаналитик и прогнозист Том Ли, соучредитель Fundstrat Global Advisors.

«Если это будет воспринято, то, вероятно, у него есть возможность показать плохое влияние на криптовалюты и цифровые активы, связанные с криптографией.»

Предпосылки для опасений содержатся в том, что криптовалюты, услуги DeFi и всевозможные планы, основанные на развитии блокчейна, так или иначе основаны на кодировании. Учитывая, что в экстремальные времена стабилизаторы США всячески внедряют Булавы в колеса криптоиндустрии, их следующий шаг имеет возможность стартовать с предоставленного законопроекта, если он действительно вступит в силу.

Криптовалюты, особенно частные монеты, дают возможность жить неизвестными транзакциями и, к сожалению, используются в беззаконной эффективности. Самое главное, что при поддержке numeric SLE, как правило, разрешается обеспечить себе анонимность в Сети. Политические деятели в США имеют все шансы докопаться до этих причин, чтобы «приколоться» к криптографической ветви по тому же фактору, что и к ажурному кодированию. Доказать все позволяет тот факт, что тип числовых монет используется для реализации женщин и детей в сексуальное рабство. Это недоверие, по сути, легко вменить хотя бы некоторым криптопроектам, так или иначе связанным с анонимностью и кодированием.

Но еще сложнее будет провернуть подобный трюк с криптовалютами, особенно с биткоином. Создавать запросы и обязывать Facebook их выполнять, угрожая штрафами и уголовной ответственностью-это просто, но как мы можем обязать к этому разрозненную биткоин-сеть с многомиллионным полноценным обществом, по мнению всего мира? Вопрос сформулирован четко. Единственный способ-запретить гражданам пользоваться криптовалютами, но стоимость такого конкретного заключения может быть очень высока. Особенно на фоне растущего энтузиазма к институтам и религии молодые люди верят в числовые ценности. США уже решили провести несколько «мягких» тестов для блокировки биткоина, но все они оказались напрасными. В заключительном старте стабилизаторы поняли, что задача невыполнима.

Однако наименее численные деньги и социальные сети / мессенджеры-наверное, все-таки действительно 2 очень разных населенных пункта, и сейчас этот законопроект не подразумевает битву на 1, потому что его принятие никак не влияет на криптоиндустрию. Из-за изъятия этого, как будто, возможно, руководство направит на новоиспеченные выводы против анонимности и кодирования. Единственная ветвь, согласно мысли, буквально подпадает под практикуемую юриспруденцию-криптомессенджеры. С другой стороны, это довольно мрачно, как можно реализовать бэкдор в планах с явным начальным кодом? Это будет хорошо для всех.

Будет ли принят законопроект

В конце концов, это далеко не прецедент, что практикуемый закон будет принят. Желая, таким образом, чтобы далеко не все политические деятели были согласны с точкой зрения Уильяма Барра и его единомышленников. Так, старший юрист Центра демократии Южноамериканского Альянса по защите гражданских завещаний Бретт Макс Кауфман убежден, что кодирование-это беспроигрышный метод защиты тайны этих завещаний. Он утверждает, что «нереально предоставить ФБР доступ к зашифрованной информации в отсутствие предоставления подобного доступа любому руководству на планете«. Дипломат добавил, что платные фирмы обязаны возобновлять свою деятельность, чтобы гарантировать наибольшую сохранность собственных товаров и бороться с влиянием администраций.

Больше всего, по данным The wall Street Journal, далеко не все адепты ФБР и Министерства юстиции уверены в том, что Барр действует правильно. Адвокат Риана Пфефферкорн, член Стэнфордского центра интернета и сообщества (CIS) и вовсе заявляет, что «законопроект имеет категорию очень серьезных проблем» и имеет возможность возражать против 1, 4 и 5 взысканий по Конституции США.

Однако дискуссии о запрете ажурного кодирования уже давно стали ближе, и их не стыдно поощрять президенту Трампу и его правительству. В то же время влияние на фирмы проявляет не только администрация, но даже те функционеры в соответствии с защитой детей, которые в экстремальные времена усиливали атаки на Facebook. Да и администрация в данном случае не разделяет мнения собственных коллег из США и считает, что принятие подобных мер только увеличит степень преступности.

Подчеркнем, что такой порядок еще 5 лет назад обещал начать в Англии бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон. Но он встретил шквал оценок, а потом начал мастерить таким образом и не очень ловко. Но Австралия все — таки стала 1 государством, на месте которого был принят закон о запрете ажурного кодирования, но он был принят крушением, и в настоящий момент к нему разрабатываются поправки.

Ну и в конце концов, предложение подобного заказа непременно скажется на коммерциалистской, а значит, и на экономике США. Подумайте о том, как трудно было бы Apple предлагать самые высокие цены на iPhone, отключая свою собственную хорошо известную конфиденциальность? В этом случае далеко не все фирмы должны будут соблюдать новый закон. Это практически невозможно, но все потому, что у некоторых людей есть все шансы отказаться от ее реализации и просто уйти с южноамериканского базара.

Учитывая все вышеперечисленные причины, можно заставить суд считать, что шансы на принятие закона не слишком велики, но все же есть. Но если это, вероятно, произойдет, то вряд ли это повлияет на рынок криптовалют. По последним данным, на данный момент.

Мы хотим закончить статью одной ироничной статьей об Уильяме Барре — том самом, который спровоцировал все это явление с намерением защитить детей. Драма заключается в том, что его бывшая юридическая фирма Kirkland & Ellis представила интересы Джеффри Эпштейну-одному из самых глубоких торговцев младенцами на базаре сексуальных услуг.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ