Сражение нового десятилетия: криптовалюты против санкций

В январе президент США Дональд Трамп призвал ужесточить финансовые санкции против Ирана на фоне осложнения инцидента с поджогом между этими двумя государствами. Влияние Соединенных Штатов влияет на экономику бывшей Персии более тесно, чем за последние 40 лет, активизировавшись с исламистской революцией 1979 года. Однако это похоже на то, как если бы в 2020 году иранцы нашли способ уменьшить действие почти всех ограничений на пропавших без вести. В конце января, корреспонденты арабская международная газета Asharq Al-Awsat поведали миру о последних биткоин стратегия Ирана, главной целью которого является обход международных наказаний. В данном случае, это не только Иран, который, вероятно, перейдите финансовых ограничений с поддержкой численного средств, а также категории других стран. Почему криптовалют видят избавление от наказания? Какую роль CBDC играть в это? А как же стабилизаторы, которые применяют финансовые санкции, обратить внимание на свежую движения?

Образец Ирана и США

Наказания, которые налагаются на власть имущих, имеют все шансы различаться по степени тяжести и размаху действия, но их объединяет одно — они более значимы или менее слабо отражены в региональной экономике. Поэтому вполне уместно, что почти все хотели бы от них избавиться. Особенно если некоторые страны, например Иран, тянут их совсем нездорово. По словам этих корреспондентов Ашарка Аль-Аусата, только из-за крайних 2 лет, предшествовавших действию южноамериканских наказаний, иранская экономика просела на 10-20%.

Образец из Ирана на данный момент не самое элементарное-наиболее эффективные. Он также прекрасно иллюстрирует этап бремя наказания и как криптовалюты помочь их обойти. В рамках ограничений, введенных США, ни одной южноамериканской фирме (в том числе и американской) не разрешается каким-либо образом касаться новостей со своими иранскими партнерами. Вероятно, практически отсекается торговая мощь Ирана, поэтому создается впечатление, что государство теряет возможность отзывать интересные контракты с обилием огромных глобальных компаний. Приведенная ситуация особенно опасна, если учесть, сколько Иран смог бы получить от торговли нефтью в США (достаточно посмотреть на ОАЭ).

2-й по значимости финансовый груз, который давит на плечи иранцев, — это запрет на введение долларов и отключение от международной системы SWIFT. Для аферистов изнутри власти это ограничение напрасно и бьет правительство примерно так же, как и о стены горох. Но она основательно раздувает внешнюю торговлю, так что не имеет значения, какая иранская международная фирма обязана надеяться на другую СКВ. Вероятно, коснется полностью всех афер с иностранными компаниями, усмирение большинства из которых использует знания международных коммерческих конкретно баксов. Лишь малая доля надежды на Евро, и даже более того, маловероятно, что любой из огромного фирмы захотят жить мошенничества, с помощью слабого и неустойчивого иранский риал.

Естественно, как будто влияние на внешнеполитическую фигуру Ирана плохо сказывается на его врожденной позиции. В такой ситуации биткоин для власти становится собственным семейным Мессией, поэтому при его поддержке разрешается нарушать правовые преграды и блокировать международную торговлю из-за пределов классической банковской системы. Хороший пример: используя биткоин, можно выводить аферы с иностранными фирмами, в том числе и южноамериканскими (секретными), и торговать той же нефтью.

Биткойн используется не только менеджментом, но и обычными гражданами. Криптовалюта для них считается чуть ли не единственной вероятностью отправить перевод из-за рубежа и сэкономить деньги при самой высокой экономической стагнации и девальвации национальной валюты.

При этом иранцы рассматривают биткоин не только как платежное устройство,но и как источник заработка денег. Речь идет об очевидной добыче полезных ископаемых, которая очень глубоко раскатывается на фоне дешевой иранской электроэнергии и постоянной девальвации риала.

Газета «Ашарк аль-Аусат» приводит эти данные в 2019 году:

  • В прошлом году было опрошено 1650 иранцев, использующих биткойн.
  • Получается, что 25% из них зарабатывают на криптовалютах от $500 до $3000 в месяц,включая майнинг.

Поначалу идея добычи полезных ископаемых не особенно нравилась руководству, которое ценило бичевание людей из-за беззакония дешевой электроэнергии. Но в августе 2019 года, добыча в государстве существовала как общепризнанная раздел экономики. С тех пор стабилизаторы выдали районным бизнесменам не менее тысячи лицензий на мгновенный майнинг биткоинов. В этот момент иранская администрация сама получает криптовалюту и использует купленные монеты для оплаты страны и совершения торговых мошенничеств в качестве наказания.

Криптовалюты как способ избавиться от штрафов

Образец Ирана далек от единообразия, как только стиль опережает использование числовых средств с целью так или иначе обойти наказание. Напр.:

  • В конце 2018 года венесуэльское руководство бросило свою монету с цифрами Petro. Промышленный, вероятно, только следующий токен ERC20 на складе Ethereum. Однако на самом деле существует аппарат для решения международных афер в виде наказаний, налагаемых южноамериканским руководством. При запуске государственной криптовалюты президент Николас Мадуро прямо заявил, что Петро, несомненно, поможет государству «справиться с экономической войной». Нельзя сказать, что инициатива венесуэльцев достигла фурора на международном уровне, В общем, ближе к мысли — «тревожный колокол» для глобальных наказаний.
  • В ноябре 2019 года державы БРИКС (Бразилия, Российская Федерация, Индия, Китай и ЮАР) объявили о своей заинтересованности в разработке единой криптовалюты для торговых расчетов между партнерами Альянса. Наверное, какой-то аналог SWIFT, главная цель которого-обезопасить себя от наказаний, чтобы избежать ситуаций, подобных иранской. Подобный вопрос особенно актуален для Китая, который ведет конкурентную борьбу с США и рискует нарваться на жесткие финансовые меры со стороны Вашингтона, и для России, которая сталкивается с растущим влиянием глобальных стабилизаторов.
  • 2 месяца назад южноамериканские правоохранительные органы заключили контракт с разработчиком Ethereum Вирджилом Гриффитом за содействие северокорейскому господству в вопросе отвода наказаний. ФБР утверждает, что Гриффит посетил районную блокчейн-конференцию и рассказал о вариантах использования криптовалют для преступных международных платежей. В первую очередь администрация США опасается, что северокорейцы используют знания для оплаты программ в соответствии с созданием ядерного оружия.
  • Некоторое количество дней назад известный крипто кошелек Blockchain.com (бывший Blockchain.info) добавлена вероятность быстрого преобразования турецкой лиры по выгодному курсу и наоборот. Турки заинтригованы диверсификацией собственных сбережений, так как государственная цена сдерживает серьезные трудности и сейчас оценивается всего в 20% от цены 2008 года. Во многом из-за собственных трудностей Муза обязана «отблагодарить» южноамериканские наказания, наложенные на Турцию из-за ее роли в войне с Сирией. И даже если они были отложены в октябре, то Сенат США в декабре призвал Трампа использовать последние финансовые ограничения в знак протеста против того, что Турция находится в НАТО и не воздерживается от приобретения российских оборонных систем. На фоне этих проблем иностранные банки равномерно прекращают деятельность в государстве, ухудшая бедственное положение турок. Тем более что четверть людей активно используют биткоины и защищают себя от последствий наказаний. В попытках избавить экономику от турецкого руководства всерьез смотрят на реализацию государственного численного СКВ.

Любопытно, что при поддержке криптовалюты разрешается обходить не только международные, но и врожденные коллективные наказания фактически в любой форме сетки. Речь идет о самых приземленных муниципальных запретах на любой-или товар, или услугу. Дело в том, что на самом деле во всех государствах сети эти ограничения подразумевают скрытый бэкдор для нормальных людей, так что уголовная обязанность распространяется только на общих поставщиков услуг, но не на покупателей.

Давайте объясним на примере Норвегии. Правительство официально определило раздел азартных игр еще до запрета. По закону, почти все, как бы желая вспомнить далекие завораживающие цены — запрещено. Между тем, растущее количество новых онлайн-казино говорит о том, что запрет никак не работает. — Почему же так? Поэтому, если региональные игровые платформы справятся с этим неизвестно, используйте передовые измерения безопасности и внедряйте систему криптопедий. В результате администрации Промышленного кристалла не пошли на розыск владельцев и сокрытие криминальных сайтов. Однако самое основное заключается в том, что норвежцы спокойно фиксируют цены на числовые средства, не опасаясь никаких бешеных стабилизаторов и каких-либо-ни-каких-либо-результатов. Поэтому элементарно, как будто закон говорит, что покупатель ни в чем не виноват.

CBDC как эволюция отвлечения наказания

Но у главного босса в вопросе об отводе наказаний есть все шансы начать КБДК-числовое СКВ, выданное главными скамьями. На фоне попытки Facebook сбросить Весы (которые также разрешено использовать абстрактно для отклонения наказаний), шумиха вокруг криптовалют со стороны центральных банков значительно возросла. Существует мировоззрение, которое, вероятно, только блефует, но не так давно узник блокчейна-Альянс ведущих центральных банков во главе с BIS, сформированный с целью исследования возможностей CBDC, все — таки поддерживает основательность своих целей.

Прелесть CBDC-монет заключается в том, что им позволено жить с их поддержкой необеспеченных сделок, избегая скамьи подсудимых и не используя доллар каким-либо образом, как будто они готовят наказания с небольшой силой и бессмыслицей. Самое главное, что государственные криптовалюты подразумевают сервис на персональном блокчейне, который, в отличие от биткоина, проследить нереально из-за границ определенных государств. Таким образом, CBDC может выйти из рамок сегодняшней массовой денежной архитектуры, прежде чем управлять США.

Мы поймем, что Иран-это то же самое для образца. Применять биткоины по максимуму — само ремесло не так элементарно на фоне этого, как если бы с конца прошлого года администрация только grid инициировала основательное увеличение процесса регулирования криптобирж, ужесточив политическую фигуру KYC/AML. Поэтому брать и обналичивать криптовалюту становится еще сложнее, как будто она ставит палки в колеса не только Ирану, но и всем партнерам, которые торгуют с ней из-за биткоина. Создавая проект, Тегеран ускорил исследования государственной криптовалюты, объявленной еще в 2018 году, и призвал другие державы следовать его модели.

Любопытно, однако, что Ирану, в соответствии с его сущностью, ни в коем случае не нужно создавать государственную криптовалюту, чтобы применить преимущества CBDC. Для этого достаточно научиться работать с монетами из других стран. Общее появление государственных монет откроет двери Ирана в мир международной торговли. Державы, которые все еще открыты для работы с ним, имеют все шансы просто исследовать способы применения этих независимых монет.

Ближе всего к созданию государственной монеты Китай является сверхдержавой, которая, несмотря на коронавирус и всевозможные непогоды, остается 2-й по мощности сетевой экономикой и, по данным мониторинга PricewaterhouseCoopers (PwC), к 2050 году займет лидирующие позиции. Китайцы в большей степени подвергались определенным американским наказаниям, которые, в общем-то, не наносили ни малейшего вреда экономике. Китай явно не хочет отвечать на запросы Вашингтона и любит идти по пути введения CBDC, чтобы избежать не только сегодняшних, но и всех других наказаний, которые имеют все шансы появиться в будущем.

Либо хорошо, либо плохо

Все вышеперечисленное вырисовывается в довольно несовместимой голове:

  1. С одной стороны, крипто-энтузиасты, по мнению всего мира, обязаны хвастаться тем, что развитие блокчейна оказалось настолько сильным и эффективным, как будто целые державы смотрят на криптовалюты как на метод борьбы с наказаниями. Таким образом, у стран есть все шансы приобрести желаемую волю и новости для того политического деятеля, которого они считают необходимым.
  2. С другой стороны, наказания никаким элементарным образом не гипнотизируют. Для 1 государства-вероятно избавление, а для остальных — трудности. В нынешней экономике и политической фигуре наказания играют большую роль. В этом нюансе государства рассматривают криптовалюты как угрозу государственной безопасности, поскольку с каждым годом они все медленнее закручивают гайки на криптопроектах и накидывают петлю на шею криптобиржам.

Специалист по блокчейну Forbes Джейсон Бретт, бывший адепт Южноамериканской федерации страховых компаний по страхованию вкладов (FDIC), считает, что южноамериканские администрации потеряны и ярко нуждаются в поддержке адептов криптоиндустрии. Профессиональные специалисты по блокчейну получат возможность помочь в изучении финансовых штрафов, которые эффективны в мире криптовалют. Однако в то время, по мнению эксперта, политическая фигура американцев в новостях о численных средствах остается достаточно жестокой, и в своих собственных попытках укротить развитие они будут сдерживать его подъем.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ