Статистика преступности в криптоиндустрии

Конкуренты криптовалют часто говорят, что криптомонеты массово используются для отмывания денежных средств, наркотрафика, оружия, денежных грехов и расплаты за бандитов. Пресса часто оставляет заметки об очередном взломе криптобиржи или отмывании средств через биткоины. Мы выяснили, происходит ли это из-за такой популярности и каковы масштабы трудностей.

Взломы бирж и кошельков

Больше чем просто Читы воровали с бирж — зачастую их легче открыть, чем один кошелек, а возможный заработок несравнимо больше. Соответственно, Group-IB, CipherTrace, Carbon Black, хакеры похитили в 2018 году необходимое количество криптовалют от $ 1,1 до $ 1,7 млрд, из которых $960 млн — с криптобирж и платежных систем. Количество таких вариантов увеличилось в 3,5 раза по сравнению с 2017 годом и в 7 раз по сравнению с 2016 годом. 56% крипто-краж произошло на биржах полуденной Кореи и Страны восходящего солнца.

Самые крупные кражи в 2018 году:

В основной массе вариантов факторами хищения стали отсутствие защиты кошельков пользователей, на которых хранились лекарства пользователей.

Мошенники действуют группами, а не поодиночке

Любопытно, что большинство хакерских атак совершаются не частными лицами, а назидательными инвесторами. Согласно новому исследованию Chainalysis, 2 категории хакеров осуществили 60% всех зарегистрированных взломов криптобирж и похитили криптовалюты на требуемую сумму более $ 1 млрд.

Ученые определили хакерские категории как «альфа»и » бета». «Альфа» — вероятно, огромная, агрессивно управляемая организация, которая угнетает не только валютные мишени. Бета-версия наименее организована, выглядит хуже всего из-за своей безопасности и полностью сосредоточена на деньгах.

Две категории работают с украденными криптовалютами по-разному. «Альфа» переводит монеты сразу после взлома, «Бета» — в движении 18 месяцев. Грабители рассчитывают минимум на 40 дней, пока не спадет энтузиазм к воровству, после чего они стараются обналичить монеты как можно скорее — 50% всех украденных наркотиков обналичиваются за 112 дней.

Традиционно грабители крадут монеты на сумму 90 миллионов долларов за один раз, но количество «мелких краж» также увеличилось на 20-30 миллионов долларов.. После кражи, обычным способом, они пропускают украденные криптовалюты примерно в 5000 раз через систему кошельков, валютных бирж и пиринговых транзакций о том, как обменять их на фиатные СКВ.

Для обналичивания средств время от времени используются также регулируемые биржи, которые следуют строгим упражнениям AML — действий в соответствии с борьбой с отмыванием средств. Отследить украденные или отмытые средства сложно — о происхождении средств можно узнать только позже, но не в режиме реального промедления.

Ученые считают, что эти две категории, только более быстрые, все еще функционируют.

Сроки судебного разбирательства средств на 2 хакерских сортировки после кражи. Источник.

ICO-мошенничество и фейки в Твиттере

В соответствии с информацией, от пятидесяти процентов до 80% ICO изначально формировались как мошеннические: их зачинщики понимали, что план нереализуем, и значительная часть отобранных препаратов расходовалась на собственные или маркетинговые цели. В то же время в 2017 году из-за отсутствия ICO было привлечено от $5,6 до $6,2 млрд. Если ICO никак не регулируются, то их зачинщикам не хватает безличного долга перед игроками. По данным Центра анализа киберпреступности ЕС, в 2017-2018 годах мошеннические планы привели к потере игроками $1,4 млрд.

Вероятно, самым ярким примером мошенничества ICO в 2018 году является южноамериканский план Centra. Весной этот план озвучили боксер Флойд Мейвезер и остальные звезды, ложно заинтересованные в $32 млн, после того как руководство попыталось уйти от власти. В ноябре произошел забавный вариант с планом Pure Bit Scam — менеджер стартапа сначала сбежал с $2,7 млн, а позже раскаялся и вернул средства пользователям.

В 2018 году Twitter все еще славится так называемыми «нигерийскими сообщениями»-категорией мошенников, как только на поддельных страницах известных людей обещают выдавать бесплатные монеты в обмен на небольшую оплату. Афера вскоре открывается, но подделки имеют все шансы успеть получить определенное количество тысяч долларов, а вся «ветка», по мнению некоторых критиков, вызывает от $50 000 до $100 000 за хит.

Фишинг, криптогенной и вымогательство

1 из любимых методов лжи пользователей-фишинг-создание страниц-клонов узнаваемых бирж, ICO-планов и кошельков (86% подделок — MyEtherWallet wallet). Как только пользователи гипнотизируют свои собственные данные в фишинговой программе, злодеи получают полный доступ к аккаунтам жертвы. Судя по этим данным Лаборатории Касперского, любой квартал нарушителей закона ворует таким образом по $ 2 — $3 млн.

Криминальный майнинг-криптоджекинг также распространен, как только законные преступники используют зараженный компьютер для незначительного майнинга в своих собственных интересах. Количество подобных вариантов в 2018 году увеличилось в 4 раза, и около 13 миллионов устройств были заражены микробами бывальщины. Сначала криптоджекинг использовался для майнинга, но со временем он также использовался для нанесения DDoS-атак и других киберпреступлений. Главные жертвы фирмы cryptogamia. Согласно информации, атаки на компанию собрали 5% от всех хакерских атак.

Кибер-вымогательство-вероятно, еще одна новая модель киберпреступности. Микробы шифруют файлы на зараженном компьютере, после чего они настоятельно просят выкуп в криптовалютах из-за ключа дешифровки. Образцы цветов: CryptoWall, Locky, KeRanger, XCodeGhost, WannaCry, NotPetya. По мнению критиков альянса киберугроз, микробы-вымогатели смогли извлечь из своих жертв в общей сложности 325 миллионов долларов..

Стиральная машина

Из-за анонимности и юридической путаницы криптовалют их принято оговаривать в заявке при отмывании преступного заработка. Согласно этому, Европол и Англия отмывают $5,5 млрд в год через криптовалюту. 97% криминальных биткоинов отмываются через биржи со слабой политикой AML.

Ученые говорят, что доля нелегальных транзакций с биткоином снижается в любой год и составляет 0,6%-1% от всех транзакций (по японским данным, только 0,19%).

По данным ООН, ежегодный размер незаконных афер составляет $ 1 — $ 2 трлн. На этом фоне $ 1 — $ 2 млрд выглядят незначительными — вероятно, десятые доли процента. Вся капитализация Monero, Dash и ZCash составляет $ 2,2 млрд для этого эпизода. Конечно, как будто валютная толпа наркотиков, отмытых через криптовалюту, ничтожна.

Бандиты и наркотики

Они сочетают криптовалюты с наркотиками еще со времен Шелкового пути. По официальным данным, оборот платформы собрал около $ 1,2 млрд, прибыль — $ 90 — $126 млн, ею воспользовались несколько тысяч нелегальных трейдеров и самые 100 000 клиентов, по данным world.

В соответствии с этим, по данным Фонда борьбы за демократию (FDD), 90% всех криминальных операций с криптовалютами доводятся до оборота наркотиков. Годовой оборот такой торговли способен составить $ 4 — $ 5 млрд, разорить 0,5% -1% от общего оборота и захватить тридцать процентов всех клиентов.

Если это касается терроризма, то, согласно отчету Европола и государственной комиссии Англии, биткоин и другие криптовалюты в экстремальные времена не использовались для оплаты терактов в Европе и практически невозможно, что ситуация изменится в ближайшие 5 лет. В Центре изучения новой американской безопасности рассказывается о том, как бандиты плохо думают о развитии криптовалют и выбирают доступные и безналичные переводы как наиболее удобные и безвредные. Однако эксперты предупреждают, что ситуация имеет возможность измениться, если бандиты «попытаются правильно» организовать разработку и инициировать ее, чтобы на нее опереться.

Беспредел находится рядом с большинством туристических общества в отсутствие криптовалюты

Из-за анонимности транзакций, скорости переводов в другие денежные организации и отсутствия необходимости платить налоги, криптовалюты выглядят как идеальные лекарства для ухода от налогов, отмывания средств и приобретения инструментов. Однако в ремесле они не так удобны для нарушителей закона, как можно было бы показаться. Цифры говорят нам, что криптовалюты не так известны среди нарушителей закона, как принято думать.

Эксперимент по борьбе с даркнетом свидетельствует о том, что правительство уполномочено бороться с киберпреступностью, а анонимность криптовалют сильно умножается — неизвестно, менять средства становится все сложнее, спецслужбы могут совмещать транзакции с определенным пользователем, что никак не выручает, в том числе и супер-анонимные монеты. В таких критериях криптовалюты являются чрезмерным звеном реселлера, поскольку доступные из них труднее отследить.

Если объединить цифры побольше, то из−за крайних 2-х лет дозволено назвать беззаконными лишь около $13 — $16,7 млрд наркотиков, крутящихся в крипто-мире. Многое, вероятно, либо недостаточно, в зависимости от объема капитализации крипторынка. При капитализации в 700 миллиардов долларов, вероятно, только 2%, при капитализации в 100 миллиардов долларов-ближе, чем 13% -16%. Но несмотря на все вышесказанное, конечно, как бы на фоне беззаконных триллионов долларов, наверное, ничтожная сумма.

Доступные фиатные средства используются нарушителями закона в сотни раз шире, но, вероятно, это не повод для их запрета. Понятно, что криптовалюты, как аппарат беззакония, все же менее полезны и удобны, чем их классические аналоги

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ