Сжигание валюты спасёт от инфляции?

Не так давно Stellar только за определенное количество дней снизила единственную эмиссию собственной криптовалюты Lumen вдвое. Некоторые, вероятно, приветствовали этот вывод, в то время как другие критиковали его. Крупные криптобиржи торгуют постоянным сжиганием врожденных токенов. Согласно доктрине, сжигание необходимо для укрепления обменного курса монеты. В каких случаях это необходимо и действительно ли такая практика может преодолеть стагнацию экономики альткоина?

5 ноября на конференции в Мехико ведущий директор Stellar Development Foundation (SDF) Денел Диксон объявила, что Фонд развития сжег 55 миллиардов из 105 миллиардов токенов lumen, выпущенных в блокчейне Stellar. Участники конференции приветствовали эту новость, некоторые из них аплодировали стоя.

«Мы не инициировали его, как будто хотели сжечь их дотла. Мы инициировали его, как будто задавали вопрос: «Что нам нужно?». Несмотря на то, что мы хотели применить токены Lumen, присутствующие в нашей резолюции, вывести их на рынок очень сложно«, — объявил Диксон со сцены.

Команды определенных криптопроектов, которые имеют в обращении огромное количество монет или имеют неизмеримую эмиссию, торгуют различными машинами для сжигания токенов. При поддержке сжигания создатели хотят создать дефект, который приведет к удорожанию монеты. Согласно последней мере, именно так все и выглядит в учении.

Одновременное сжигание пятидесяти процентов выбросов одновременно, вероятно, является очень редким вариантом. Но звездная команда не убила монеты XLM полностью. Чтобы доказать, что акция действительно состоялась, они были переведены на публичный адрес в отсутствие подписчиков, где невозможно вывести токены более тесно. Таким образом, по крайней мере некоторые желающие в любое время имеют возможность испытать, что токены постоянно блокируются и больше никак не используются.

Фонд SDF исключил люмены из обращения, которые были в его распоряжении. Из 105 миллиардов токенов только 20 миллиардов находились в свободном обращении: 17 миллиардов лежали в операторском Фонде SDF, а еще 68 миллиардов были зарезервированы для партнерских программ. SDF минимизировал фонд оператора на 12 миллиардов люмен, а Фонд партнерской программы-на 18 миллиардов.

Строительство фондов SDF до и после сжигания XLM.

Главной предпосылкой сжигания было названо переизбыток выбросов-звездный план популярен для глубоких раздач и воздушных капель своих собственных монет. Так, в ноябре прошлого года начался airdrop, в рамках которого пользователям кошелька Blockchain․com было выдано почти 0,5 млрд люмен на необходимую сумму около $ 125 million.in в сентябре 2019 года стартовала самая глубокая раскрутка для пользователей Cryptomessenger Keybase.

Все, вероятно, привело к более дешевой монете. Кроме того, стагнация экономики была ранее заложена в протоколе. Так, в Звездном PoS-блокчейне монеты никак не добываются путем майнинга, а возбуждаются раз в неделю, а транзакции подтверждаются валидаторами-пользователями с большой долей, которые получают возмездие за поддержание работоспособности схемы. Ожидалось, что валидаторы будут применять приобретенные токены, чтобы помочь планам экосистемы, голосуя за них. Но большинство из них предпочли слиться в пулы. В результате создатели рекомендовали убрать из протокола устройство экономической стагнации и реализовали обновление в конце октября.

Сжигание люменов: спорный результат

Сжигание монет стало конкретным методом укрощения стагнации экономики Люмена и повышения их единой цены. В то же время нельзя сказать, что звездная команда, вероятно, преуспела — компания Bazaar внесла свои коррективы. 5 ноября цена XLM подскочила на 25%, но затем восстановила нисходящее движение и упала на 40% с $0,83 до $0,56 из-за 2 недель.

Самое главное, что не все инвесторы базара подтвердили вмешательство SDF. Основатель Litecoin Чарли Ли заявил, что создатели самого-самого крафта усилили централизацию криптовалюты, так как они сожгли лишь небольшую часть собственного фонда. В результате его авторитет в этом вопросе вырос с 16% до 24%.

Те 50 миллиардов XLM, как бы бывальщины не сожгли, должны бывальщины существовать разделенными между партнерами их сообщества. НО Фонд звездного развития сжег только 5 миллиардов личных токенов из 17 миллиардов XLM. Это, вероятно, означает, что SDF увеличил процент размера универсального токена в своем разрешении с 16% (17/105) до 24% (12/50). И устроил он это, вероятно, в отсутствие обсуждения с членами общества.

В свою очередь крипто-энтузиаст Whale Panda считает, что сжигание дало американским регуляторам больше оснований для того, чтобы признать XLM ценной бумагой. При этом у соучредителя Coin Metrics Ника Картера до сих пор наблюдается слабый рост цен на токены Lumens. По его словам, вероятно, опровергается тезис о возвращении сжигания.

Сергей Симановский, отвечающий за развитие экосистемы проекта cyber~Congress, полагает, что сжигание — явление неоднозначное на крипторынке. С одной стороны, он имеет возможность прекрасно существовать для держателей и будет увеличивать покупательную способность монеты. С другой стороны, это, вероятно, может привести к неожиданному отсутствию рецептов и, как следствие, к суете на рынке. Особенно для широко используемых токенов, которых, в общем-то, не так уж и много.

Он также подчеркивает, что если функция и ограничения сжигания написаны в белой бумаге, то партнеры ICO по умолчанию соглашаются с ними. Однако если сжигание не было частью экономики токенов, то эмитент должен получить единодушие своих держателей. «Это устройство должно использоваться только при поддержке частей onchain-governance«, — говорит Симановский.

Сжигание монет через обратный выкуп

Для звездного сжигания стало новшеством, тогда как в других больших планах устройство сжигания написано в самом начале, желая и обладая другой текстурой.

Так, в мае фирма iFinex, владеющая криптобиржей Bitfinex, провела ICO, в результате которого она продала биржевые токены Unus Sed Leo (Лео) на необходимую сумму в $1 млрд. В белой книге LEO было замечено, что iFinex будет платить 27% консолидированной прибыли в любой месяц, чтобы купить токены у пользователей, которые затем будут сожжены. В официальном акте также отмечается, что токены, приобретенные у биржевых комиссий, имеют все шансы быть использованными для сжигания. В частности, сжигание токенов происходит один раз в день.

Чтобы повысить бесспорность процесса, эмитент закинул на свой собственный сайт специальную страницу для прогноза в настоящее время задержки с различными характеристиками. Таким образом, в конце ноября было сожжено более 9 миллионов Лео из 1 миллиарда. Как выкуп, так и сжигание происходят постоянно и продолжаются до тех пор, пока все жетоны LEO не будут скрыты каким-либо образом.

С 2019 года биржа Huobi также занимается сжиганием монет через обратный выкуп. Это требование было преодолено с перевесом в 80% при голосовании держателей токена Huobi (HT), состоявшемся в декабре 2018 года. По умолчанию биржа выкупала токены на базаре и перераспределяла их между держателями токена HT, но Huobi получал много запросов об изменении этой практики.

Монеты красиво горит ежеквартально, заплатив около 20% три месяца прибыль. Темпы снижения оборота Huobi также обгоняют Binance: в 3-м микрорайоне этого года криптобиржа сожгла токены на $40 млн, а во втором-на $53,6 млн, при этом объем сжигания Binance составил около $24 млн.

Как правильно исключить монеты из обращения

Криптобиржа Binance также сжигает свои собственные врожденные токены Binance Coin, однако, как и Stellar, она берет их из личных средств.

Публичный выпуск монеты Binance составляет 200 миллионов токенов. Согласно белой книге, фирма планирует плавно отключить от цикла половину из них. Сжигание происходит ежеквартально, его величина зависит от энергии торговца, обусловленной прошедшим периодом. Резервы, заложенные в Binance (80 млн, или 40% выпуска), а также токены, приобретенные у биржевых комиссий, используются для сжигания. В этом случае функция сжигания встроена в смарт-контракт BNB, и абстрактно сжигать монеты имеет возможность хотя бы часть их владельца.

В обращении к обществу, опубликованном 16 октября, глава Binance Чанпэн Чжао заявил об успешном завершении девятого по счету ежеквартального сжигания наиболее 2 млн монет на требуемую сумму в $ 36,7 млн.

За 9 крайних кварталов Бинанс сгорел с 0,5% до 1,3% от выпуска БНБ.

Чжао определил, если Binance намеренно не использует обратно покупку монет (как Bitfinex): «основная пружина заработка платформы, более тесно связанной с существованием, заключается в присущем ей токене, и единственный способ получить «кэш», чтобы привести «бибек» — вероятно, изначально реализовать собственные токены. Поэтому для того, чтобы сделать обратный выкуп, они должны сначала реализовать и только потом покупать. Мы уверены, что на самом деле это не имеет никакого значения, а только показывает, что платформа никоим образом не защищает личные токены. Может быть, он реализует свои собственные токены через минуту после их покупки. Хотели бы вы сами владеть токенами такой платформы, если владелец никак ими не владеет? Binance получает прибыль в значительном шаге от BNB,и мы держим наши монеты. У нашей команды все еще есть много токенов, купленных в результате ICO. Мы просто сжигаем часть этих монет.»

Но Симановский, что, как бы byback, или обратный выкуп с очередным сжиганием, вероятно, является практикой, пришедшей с фондового рынка, но это не всегда далеко для криптовалют.

Вообще, в тылу у выкупа есть свои преимущества. В тех редких случаях, как только вопрос был невежливо отклонен, а часть крупных инвесторов заслуживает того, чтобы быть размытой, эти действия потенциально имеют все шансы способствовать временному росту цены. Однако только с учетом других действий и при правильном подборе инвесторов можно «размыть» вопрос. В данном случае Симановский считает, что покупка монет у мелких токенхолдеров, вероятно,» глупа»: «это, вероятно, уводит инвесторов с базара, уменьшает количество раскрытых взаимодействий между инвесторами на базаре и усиливает часть крупных инвесторов.»

Доказательство ожога-подтверждение сжигания

В конце концов, сжигание монет имеет возможность существовать встроенным в консенсусный метод, так называемый Proof-of-Burn. Она заключается в том, что при совершении транзакции майнеры отправляют часть монет на специальный адрес, с которого токены не могут быть возвращены или потрачены более тщательно. В результате транзакция вписывается в блокчейн, проявляя себя как подтверждение сжигания монет. Желая, вероятно, иметь возможность показаться расточительным, PoB не использует практически никаких других ресурсов, не считая кремированных монет, в отличие, например, от доказательства работы в махинациях биткоина, для чего потребуется сервис «Ферро».

Если вернуться к сжиганию как финансовому действию, то вряд ли его можно назвать панацеей от стагнации экономики. С одной стороны, Stellar принял решение убрать ненужный рецепт: через некоторое количество лет после запуска плана выясняется, что первоначальный выпуск очень велик (или потому, что спрос очень мал). Binance и Huobi, в своем собственном порядке, сжигают небольшие доли монет, но часто, чтобы помочь стоимости. И все же звездный эксперимент показывает, что даже специфическое одновременное уменьшение выбросов приводит лишь к краткосрочному результату.

bit44.org

Обязательно подпишитесь на наш Telegram канал

ПОДПИСЫВАЮСЬ
ПОТОМ